Want to make creations as awesome as this one?

Transcript

Start

Сергей Есенин
и кино...

Сергей Есенин один из самых экрани-

зируемых поэтов в кинематографе.
О его жизни снято множество докумен-
тальных фильмов, рассказывающих
о жизни и творчестве. Но есть и художест-
венные картины, где Есенина играли профес-
сиональные актёры. Некоторые актёры невероятно гармонично вписались в образ рязанского поэта.
Рассмотрим самые популярные...

Николай Римский-Корсаков

Александр Даргомыжский

«Иногда, как вчера вечером, когда… дошел до арии Лебеди, вдруг начинается прилив гордости, самодовольства и восхищения собственным творчеством. Думаешь, какой я был тогда умный, поэтичный и красивый, разумеется, в смысле музыки...»

You're sure?

Николай Андреевич Римский-Корсаков

Николай Римский-Корсаков гордился оперой «Сказка о царе Салтане», о чем и написал в письме оперной певице Надежде Забеле — жене художника Михаила Врубеля.

РИМСКИЙ-КОРСАКОВ, Николай Андреевич (6/18 марта 1844, г. Тихвин – 8/21 июня 1908, усадьба Любенск, близ г. Луги, ныне Псковская обл.; захоронен в Санкт-Петербурге на Новодевичьем кладб., в 1937 перезахоронен в Некрополе мастеров искусств Александро-Невской лавры) — композитор, создатель композиторской школы, дирижер, музыкально-общественный деятель, педагог. Заслуженный профессор (1904). Дворянин.

Первоначальное музыкальное образование получил дома, проявляя исключительные способности с раннего детства. Продолжил занятия музыкой во время обучения в Санкт-Петербургском Морском корпусе (1856–1862). Брал уроки игры на фортепиано у пианиста Ф. А. Канилле (1858–1860), который руководил его первыми композиторскими опытами и ввел в 1861 Римского-Корсакова в музыкальный кружок М. А. Балакирева (позже получившего название «Могучая кучка»). Под руководством Балакирева Римский-Корсаков создал 1-ю симфонию ми-бемоль минор (1865), Увертюру на темы трех русских песен (1866), «Сербскую фантазию» (1867), ранние романсы, симфоническую музыкальную картину «Садко» (1867), 2-ю симфонию «Антар» (1868) и оперу «Псковитянка» (1868–1872).

В 1872 женился на пианистке Н. Н. Пургольд (1872).

Летом 1871 Римский-Корсаков получил приглашение преподавать от директора Консерватории М. П. Азанчевского.

В Консерватории: профессор кл. практического сочинения, теории композиции и инструментовки, руководитель оркестрового кл. (1871–1908); профессор 1-й степени (1881), заслуженный профессор (1904–1908).

Не получив систематического музыкального образования, самостоятельно совершенствовал свои знания по гармонии, контрапункту, инструментовке (1871–1875). Выработал целостную педагогическую систему преподавания композиции и теоретических предметов, которая вела от простого к сложному: от освоения строго стиля по методу И. Фукса и Г. Беллермана — к сочинению аккомпанемента для мелодий в различных стилях — к построению фуги и сонатной формы.

По воспоминаниям учеников Римского-Корсакова (М. Ф. Гнесина, М. О. Штейнберга, Я. Витолса, Б. В. Асафьева и других), он воздействовал на студентов обаянием личности и огромного мастерства. Был очень пунктуален и добросовестен в занятиях, требуя того же от учеников. Частичным обобщением педагогического опыта Римского-Корсакова является «Практический учебник гармонии» (1886) и «Основы оркестровки» (1908). Ему принадлежат статьи «О музыкальном образовании» (1892) и «Проект преобразования программы теории музыки и практического сочинения в консерваториях» (1901). Оставил литературные работы, среди них — «Летопись моей музыкальной жизни» (1876–1906), рецензия на оперу Э. Ф. Направника «Нижегородцы» (1869), статья «Вагнер и Даргомыжский» (1892) и др. Преподавал гармонию в Императорской Придворной певческой капелле (1883–1894).

За 37 лет работы в Консерватории Римский-Корсаков воспитал блистательную плеяду композиторов самых разных художественных направлений, среди которых русские, украинские, армянские, грузинские, белорусские, прибалтийские, итальянские композиторы. Среди учеников по кл. практического сочинения — А. К. Лядов, А. К. Глазунов, М. М. Ипполитов-Иванов, А. С. Аренский, С. С. Прокофьев, И. Ф. Стравинский, М. Ф. Гнесин, М. О. Штейнберг, Н. Н. Черепнин, Н. Я. Мясковский, А. И. Капп, М. А. Баланчивадзе, Н. В. Лысенко, Я. Витолс, А. А. Спендиаров, В. А. Золотарёв, О. Респиги, а также крупные историки и теоретики Л. А. Саккетти, Б. В. Асафьев, А. В. Оссовский, дирижеры Г. О. Дютш, М. Г. Климов, Н. А. Малько, Д. И. Похитонов, Л. П. Штейнберг, и др. (всего около 200 учеников). Все они унаследовали от учителя высокий профессионализм, тягу к просветительству и живой интерес к народным истокам музыкального творчества.

Одновременно с преподавательской и композиторской деятельностью инспектировал Музыкантские хоры (военные духовые оркестры) Морского ведомства (1873–1884), а также был директором и дирижером симфонических концертов Бесплатной музыкальной школы (1874–1881). Изучая русский фольклор, составил сборник «100 русских народных песен» (1875–1876), гармонизовал 40 народных песен (1875–1882), создал оперы «Майская ночь» (1879) и «Снегурочка» (1881), вдохновленные украинским и русским фольклором.

Самоотверженно работал над музыкальным наследием ушедших из жизни друзей-композиторов. Гармонизовал и оркестровал неоконченную оперу М. П. Мусоргского «Хованщина» (постановка в 1886). Вместе с А. К. Глазуновым завершил оперу А. П. Бородина «Князь Игорь» (постановка в 1890).

Возглавлял общественную, издательскую и концертную деятельность Беляевского кружка. В качестве дирижера участвовал в «Русских симфонических концертах» (1885–1900), пропагандируя произведения русских классиков, творчество членов «Могучей кучки» и композиторов-современников: А. К. Глазунова, А. К. Лядова, П. И. Чайковского, С. И. Танеева, С. В. Рахманинова и др. В этот период создал «Испанское каприччио» (1887), симфоническую сюиту «Шехеразада» (1888), увертюру «Светлый праздник» (1888), оперу-балет «Млада» (1889). Успешно выступал с «Русскими симфоническими концертами» в Париже (1889).

В начале 1890-х переживал кризис, связанный с потерей близких, разрывом отношений с Балакиревым и недоброжелательным приемом оперы «Ночь перед Рождеством» (1895) со стороны петербургской критики и дирекции Императорских театров. Сотрудничал с Частной оперой С. И. Мамонтова в Москве, где поставил оперы «Садко» (1896), «Моцарт и Сальери» (1898), «Царская невеста» (1898), «Сказка о царе Салтане» (1899) и «Кащей бессмертный» (1902).

Во время революции 1905 выступил в защиту революционно настроенных студентов. В качестве оппозиционера властям был уволен из состава профессоров. Вернулся после предоставления Консерватории частичной автономии по отношению к Санкт-Петербургскому отделению Императорского Русского музыкального общества и смены руководства (директором Консерватории стал А. К. Глазунов).

В последние годы жизни создал оперы «Сервилия» (1902), «Пан воевода» (1904), «Сказание о невидимом граде Китеже и деве Февронии» (1907) и «Сказка о Золотом петушке» (1908).

Многогранная деятельность Римского-Корсакова оказала значительное влияние не только на отечественных, но и на западноевропейских композиторов, среди которых К. Дебюсси, М. Равель, О. Респиги, А. Бакс.

Именем Римского-Корсакова названа Консерватория.

Перед зданием Консерватории установлен памятник работы скульпторов В. Я. Боголюбова и В. И. Ингал (1952). Бюст композитора ранее находился на втором этаже Консерватории, перед входом в учебный корпус.

Римский-Корсаков. Документальный фильм к 175-летию композитора

Сергей Рахманинов

Сергей Прокофьев

«Ты прав, Никита Семенович! Сейчас я проигрывал
первую часть своего Концерта, и только сейчас мне стало вдруг ясно,
что переход от первой темы ко второй никуда не годится,
что в таком виде первая тема не есть первая тема, а есть вступление и что мне ни один дурак не поверит,
когда я начну играть вторую тему,
что это вторая тема именно и есть.
Все будут думать, что это начало Концерта.
По-моему, вся часть эта испорчена и стала мне
с этой минуты положительно противна.
Я просто в отчаянии! И зачем только ты пристал
ко мне со своим анализом за пять дней до исполнения этого Концерта?!»

You're sure?

Сергей Васильевич Рахманинов

Сергей Рахманинов писал про Концерт №2 для фортепиано с оркестром своему другу, музыкальному теоретику и педагогу Никите Морозову.

Сергей Васильевич Рахманинов (20 марта 1873, Семёново, Новгородская губерния - 28 марта 1943, Беверли-Хиллз, США), потомственный русский дворянин, гениальный пианист и композитор, стал символом русской музыки во всем мире. После Октябрьской революции он эмигрировал в Америку и прожил там последнюю треть жизни, однако музыкальные сочинения Рахманинова были известны всему миру, не исключая и Советского Союза.

Сергей Рахманинов родился в усадьбе Семеново Новгородской губернии (по другим данным, в имении Онег Старорусского уезда Новгородской губернии) в апреле 1873 года. Семья Рахманиновых была очень музыкальна. Дед учился у известного в России педагога и композитора Джона Фильда, и сохранилось несколько романсов и фортепианных пьес его сочинения, изданных в XVIII веке. Отец — потомственный тамбовский дворянин — тоже увлекался музыкой, но профессионально не играл. Первой учительницей музыки Сергея Рахманинова стала его мать Любовь Рахманинова, дочь генерала Петра Бутакова, директора Аракчеевского кадетского корпуса.

Когда Сергею Рахманинову было 8 лет, семья переехала в Петербург. Осенью 1882 года мальчик поступил на младшее отделение Петербургской консерватории в класс Владимира Демянского. Поначалу юный музыкант тяготился занятиями и часто их прогуливал. Но позже он встретился со своим двоюродным братом — молодым, но уже известным московским пианистом Александром Зилоти. Зилоти послушал игру мальчика и убедил его родителей отправить Рахманинова в Москву, в ученики к Николаю Звереву. Известный педагог держал в своем доме частный пансион для одаренных учеников и в условиях строжайшей дисциплины занимался с ними по шесть часов в день.

В 1888 году Рахманинов продолжил обучение на старшем отделении Московской консерватории в классе Зилоти. Он окончил консерваторию как пианист и композитор, получив Большую золотую медаль за дипломную работу — одноактную оперу «Алеко». Чайковский, который принимал экзамен у юного композитора, поставил опере оценку «пять с тремя плюсами» и рекомендовал ее к постановке в Большом театре.

Молодой Рахманинов быстро стал любимцем московской публики: его знали как талантливого пианиста, композитора и дирижера. Но в 1897 году музыканта настиг настоящий провал: композитор Александр Глазунов крайне неудачно исполнил его Первую симфонию в Петербурге. Рецензии были разгромными. Новаторское сочинение Рахманинова не приняли ни критики, ни публика. Композитор впал в депрессию и на протяжении почти четырех лет ничего не сочинял и практически не выходил из дома.

Новый этап в его жизни и карьере наступил в 1901 году, когда композитор завершил Второй фортепианный концерт. Сочинение вернуло Рахманинову статус известного российского музыканта: он много писал, дирижировал на организованных Зилоти выступлениях, ездил с концертами в Европу, Америку и Канаду. Композитор занял должность дирижера в Большом театре, где руководил всем русским оперным репертуаром на протяжении нескольких сезонов, и возглавил художественный совет Российского музыкального издательства.

В 1902 году Сергей Рахманинов обвенчался со своей двоюродной сестрой, дочерью статского советника Натальей Сатиной. У них родились две дочери — Татьяна и Ирина.

Вскоре после революции 1917 года композитора пригласили выступить на концерте в Стокгольме. Рахманинов покинул Россию — вместе с семьей, практически без средств к существованию. Революция, гибель имперской России, разрушение устоев стали для него настоящей трагедией. Однако Рахманинов должен был обеспечивать семью и расплачиваться с долгами, поэтому вновь стал играть на фортепиано и выступать с концертами. Пианист покорил европейскую публику, а в 1918 году уехал в Америку, где продолжал давать концерты. Критики и слушатели признавали его одним из величайших пианистов и дирижеров эпохи.

Почти все первые 10 лет эмиграции Рахманинов не мог писать: «Уехав из России, я потерял желание сочинять. Лишившись родины, я потерял самого себя…». Первое сочинение — Четвертый концерт и русские песни — он создал только в 1926–1927.

Рахманинов был нетерпим к советской власти, однако не был равнодушен к своим бывшим соотечественникам. В годы Второй мировой войны он перечислял сборы от концертов в фонд Красной армии и в фонд обороны СССР — на эти деньги в России построили военный самолет. «От одного из русских посильная помощь русскому народу в его борьбе с врагом. Хочу верить, верю в полную победу», — писал музыкант.

В последние годы жизни Рахманинова создал «Симфонические танцы», которые исследователи музыки считают одним из его лучших произведений. Все это время он продолжал выступать — и свой последний концерт дал за 6 недель до смерти. Композитора не стало в 1943 году, он всего несколько дней не дожил до 70-летнего юбилея. Рахманинова похоронили на кладбище Кенсико в Нью-Йорке рядом с женой и дочерью.



Телепередача: Гении. Сергей Рахманинов

Александр Глазунов

Сергей Прокофьев

«…[Cовременники] старались установить, над кем я смеюсь, над публикой, над ***, над оперной формой или над неумеющими смеяться. Находили в «***» и смешок, и вызов, и гротеск, между тем как я просто сочинял веселый спектакль».

You're sure?

Сергей Сергеевич Прокофьев

Так композитор Сергей Прокофьев вспоминал о критике своей оперы «Любовь к трем апельсинам» по сказке Карло Гоцци.

Сергей Сергеевич Прокофьев (11 апреля 1891, Сонцовка, Екатеринославская губерния, Российская империя - 5 марта 1953, Москва, СССР) - великий русский композитор, написавший свою первую оперу в 9 лет. Мастер крупных форм, которому удавалось переложить на язык музыки и шекспировские страсти Ромео и Джульетты, и встречу пионера Пети с Волком.

Знаменитый композитор родился в Екатеринославской губернии в семье ученого-агронома. Мальчик с детства проявлял музыкальные способности, его первым учителем была мать — хорошая пианистка. В 1902–1903 годах Прокофьев брал частные уроки у композитора Рейнгольда Глиэра. В 1904 году он поступил в Петербургскую консерваторию. В 1909 году Прокофьев закончил ее как композитор, через пять лет — как пианист, до 1917 года продолжая заниматься в ней по классу органа.

Выступать в качестве солиста и исполнять собственные произведения Прокофьев стал с 1908 года. Ученик Римского-Корсакова, Прокофьев-композитор начинал с фортепианных пьес и сонат, но принесла ему известность чикагская премьера — самая жизнерадостная в мире опера «Любовь к трем апельсинам». Без музыки Прокофьева сегодня нельзя представить признанный шедевр довоенного кино — фильм «Александр Невский». А музыкальное сопровождение «Ивана Грозного» Сергея Эйзенштейна получило собственную жизнь как отдельное произведение.

В 1918 году он покинул Советское государство и через Токио добрался до США. В последующие десятилетия Прокофьев жил и гастролировал в Америке и Европе, несколько раз также выступал в СССР. На родину он вернулся в 1936 году вместе с женой-испанкой Линой Кодина и сыновьями. Именно после возвращения были созданы знаменитая сказка «Петя и волк», а также опера «Война и мир». Над эпическим произведением Прокофьев работал 12 лет.

В 1948 году Лина Кодина, которая к тому моменту была его бывшей супругой — арестована и сослана (освобождена в 1956 году, позже она покинула СССР). В том же году Прокофьева начали громить за формализм, его произведения резко критиковались как несоответствующие социалистическому реализму.

Скончался Прокофьев от гипертонического криза в возрасте 61 года.


Фрагменты из автобиографии С.С. Прокофьева:

<…> Мать любила музыку, отец музыку уважал. Вероятно, он тоже любил ее, но в философском плане, как проявление культуры, как полет человеческого духа. Однажды, когда мальчиком я сидел у рояля, отец остановился, послушал и сказал:

— Благородные звуки.

В этом ключ к его отношению к музыке.

<…> Отношение матери к музыке было более практическое. Она недурно играла на рояле, а деревенский досуг позволял ей посвящать этому делу сколько угодно времени. Едва ли она обладала музыкальными талантами; техника давалась с трудом, и пальцы были лишены подушечек впереди ногтей. Перед людьми играть она боялась. Но у нее было три достоинства: упорство, любовь и вкус. Мать добивалась возможно лучшего исполнения разучиваемых вещей, относилась к работе любовно и интересовалась исключительно серьезной музыкой. Последнее сыграло огромную роль в воспитании моего музыкального вкуса: от рождения я слышал Бетховена и Шопена и в двенадцать лет помню себя сознательно презирающим легкую музыку. Когда мать ждала моего появления на свет, она играла до шести часов в день: будущий человечишка формировался под музыку.

<…> Музыкальные склонности начали проявляться рано, вероятно года в четыре. Музыку в доме я слышал от рождения. Когда вечером укладывали спать, а спать не хотелось, я лежал и слушал, как где-то вдалеке, за несколько комнат, звучала соната Бетховена. Больше всего мать играла сонаты из первого тома; затем прелюдии, мазурки и вальсы Шопена. Иногда что-нибудь из Листа, что не так трудно. Из русских авторов — Чайковского и Рубинштейна. Антон Рубинштейн находился на вершине своей славы, и мать была уверена, что он более крупное явление, чем Чайковский. Портрет Рубинштейна висел над роялем.

<…> Занятия на рояле мать начинала с упражнений Ганона и этюдов Черни. Вот тут и я старался примоститься к клавиатуре. Мать, занятая экзерсисами в среднем регистре, иной раз отводила в мое пользование две верхних октавы, по которым я выстукивал свои детские эксперименты. Довольно варварский ансамбль на первый взгляд, но расчет матери оказался правильным, и вскоре дите стало подсаживаться к роялю самостоятельно, пытаясь что-то подобрать. Мать обладала педагогической жилкой. Незаметно она старалась направить меня и объяснить, как надо пользоваться инструментом. К тому, что она играла, я относился с любопытством и критически, иногда заявляя:

— Эта песенка мне нравится (я произносил «нлавится»). Пусть она будет моей.

Возникали также споры с бабушкой: какую именно пьесу играет мать. Обыкновенно прав был я.

Слушание музыки и импровизирование за клавиатурой привели к тому, что я стал подбирать самостоятельные пьески.

<…> В течение весны и лета 1897 года я записал три пьесы: Вальс, Марш и Рондо. Нотной бумаги в доме не водилось, ее линовал для меня конторщик Ванька. Все три пьесы были в до мажоре <…> Чуть сложнее оказалась четвертая — марш в си миноре. Затем приехала в Сонцовку Екатерина Иппократовна, жена того Лященки, которому я наплевал на лысину. Она хорошо владела роялем и даже немного занималась с матерью. Вдвоем они играли в четыре руки, что мне очень нравилось: играют разные вещи, а вдвоем выходит недурно!

— Мамочка, я напишу марш в четыре руки.

— Это трудно, Сергушечка. Ты не можешь подобрать музыку и для одного человека, и для другого.

Тем не менее я сел подбирать, и марш вышел. Приятно было сыграть его в четыре руки и слышать, как звучит вместе подобранное отдельно. Как-никак это была первая партитура!

<…> К моему музыкальному развитию мать относилась с большим вниманием и осторожностью. Главное, поддержать в ребенке интерес к музыке и, сохрани бог, не оттолкнуть его скучной зубрежкой. Отсюда: на упражнения как можно меньше времени и как можно больше на знакомство с литературой. Точка зрения замечательная, которую надо бы, чтобы мамаши помнили.


С.С. Прокофьев. Автобиография. М., «Советский композитор», 1973.

Телепередача: Гении. Сергей Прокофьев

Михаил Глинка

Милий Балакирев

«Мысль о национальной музыке… более и более прояснялась, возникло намерение создать русскую оперу»

You're sure?

Михаил Иванович Глинка

Так Михаил Глинка описывал замысел оперы «Жизнь за царя» в своих воспоминаниях — «Записках».


В лице Михаила Ивановича Глинки (20 мая 1804, с. Новоспасское, Смоленская губерния - 3 февраля 1857, Берлин) русская музыкальная культура впервые выдвинула композитора мирового значения. Опираясь на многовековые традиции русской народной и профессиональной музыки, достижения и опыт европейского искусства, Глинка завершил процесс формирования национальной композиторской школы, завоевавшей в XIX в. одно из ведущих мест в европейской культуре, стал первым русским композитором-классиком. В своем творчестве Глинка выразил передовые идейные устремления времени. Его произведения проникнуты идеями патриотизма, верой в народ. Подобно А. Пушкину, Глинка воспел красоту жизни, торжество разума, добра, справедливости. Он создал искусство, настолько гармоничное и прекрасное, что им не устаешь восхищаться, открывая в нем все новые и новые совершенства.

Что же формировало личность композитора? Об этом Глинка пишет в своих «Записках» — замечательном образце мемуарной литературы. Главными впечатлениями детства он называет русские песни (они были «первою причиною того, что впоследствии я стал преимущественно разрабатывать народную русскую музыку»), а также крепостной оркестр дяди, который он «любил более всего». Мальчиком Глинка играл в нем на флейте и скрипке, став старше, дирижировал. «Живейшим поэтическим восторгом» наполняли его душу колокольные звоны и церковное пение. Юный Глинка неплохо рисовал, страстно мечтал о путешествиях, отличался живостью ума и богатой фантазией. Два великих исторических события явились для будущего композитора важнейшими фактами его биографии: Отечественная война 1812 г. и восстание декабристов в 1825 г. Они определили основную идею творчества («Отчизне посвятим души прекрасные порывы»), а также политические убеждения. По словам друга юности Н. Маркевича, «Михаило Глинка... не сочувствовал никаким Бурбонам».

Благотворное влияние на Глинку оказало пребывание в Петербургском Благородном пансионе (1817-22), славившемся прогрессивно мыслящими преподавателями. Его воспитателем в пансионе был В. Кюхельбекер, будущий декабрист. Юность протекала в атмосфере пылких политических и литературных споров с друзьями, причем кое-кто из близких Глинке людей после разгрома восстания декабристов оказался среди сосланных в Сибирь. Недаром Глинка был подвержен допросу относительно связей с «бунтовщиками».

В идейно-художественном формировании будущего композитора немалую роль сыграла русская литература с ее интересом к истории, творчеству, жизни народа; непосредственное общение с А. Пушкиным, В. Жуковским, А. Дельвигом, А. Грибоедовым, В. Одоевским, А. Мицкевичем. Разнообразными были и музыкальные впечатления. Глинка брал уроки фортепианной игры (у Дж. Филда, а затем у Ш. Майера), учился пению, игре на скрипке. Часто бывал в театрах, посещал музыкальные вечера, музицировал в 4 руки с братьями Виельгорскими, А. Варламовым, начал сочинять романсы, инструментальные пьесы. В 1825 г. появился один из шедевров русской вокальной лирики — романс «Не искушай» на стихи Е. Баратынского.

Немало ярких художественных импульсов дали Глинке путешествия: поездка на Кавказ (1823), пребывание в Италии, Австрии, Германии (1830-34). Общительный, пылкий, увлекающийся юноша, доброту и прямодушие сочетавший с поэтической чувствительностью, он легко обзаводился друзьями. В Италии Глинка сблизился с В. Беллини, Г. Доницетти, встречался с Ф. Мендельсоном, позже среди его друзей появятся Г. Берлиоз, Дж. Мейербер, С. Монюшко. Жадно впитывая разнообразные впечатления, Глинка серьезно и пытливо учился, завершив музыкальное образование в Берлине у известного теоретика З. Дена.

Именно здесь, вдали от родины, Глинка в полной мере осознал свое истинное предназначение. «Мысль о национальной музыке... более и более прояснялась, возникло намерение создать русскую оперу». Этот замысел осуществился по возвращении в Петербург: в 1836 г. была завершена опера «Иван Сусанин». Ее сюжет, подсказанный Жуковским, давал возможность воплотить чрезвычайно увлекавшую Глинку идею подвига во имя спасения родины. Это было новым: во всей европейской и русской музыке не появлялось героя-патриота, подобного Сусанину, образ которого обобщает лучшие типические черты национального характера.

Героическая идея воплощается Глинкой в формах, характерных для национального искусства, на основе богатейших традиций русской песенности, русского профессионального хорового искусства, которые органично соединились с закономерностями европейской оперной музыки, с принципами симфонического развития.

Премьера оперы 27 ноября 1836 г. была воспринята передовыми деятелями русской культуры как событие большого значения. «С оперой Глинки является... новая стихия в Искусстве, и начинается в его истории новый период — период Русской музыки», — писал Одоевский. Высоко оценили оперу русские, позже зарубежные, писатели и критики. Пушкин, присутствовавший на премьере, написал четверостишие:

Слушая сию новинку,

Зависть, злобой омрачась,

Пусть скрежещет, но уж Глинку

Затоптать не может в грязь.

Успех окрылил композитора. Сразу же после премьеры «Сусанина» началась работа над оперой «Руслан и Людмила» (на сюжет поэмы Пушкина). Однако всевозможные обстоятельства: неудачная женитьба, завершившаяся разводом; высочайшая милость — служба в Придворной певческой капелле, отнимавшая много сил; трагическая гибель Пушкина на дуэли, разрушившая планы совместной работы над произведением, — все это не благоприятствовало творческому процессу. Мешала бытовая неустроенность. Некоторое время Глинка жил у драматурга Н. Кукольника в шумном и веселом окружении кукольниковской «братии» — художников, поэтов, изрядно отвлекавших от творчества. Несмотря на это, работа продвигалась, а параллельно появлялись и другие произведения — романсы на стихи Пушкина, вокальный цикл «Прощание с Петербургом» (на ст. Кукольника), первый вариант «Вальса-фантазии», музыка к драме Кукольника «Князь Холмский».

К этому же времени относится деятельность Глинки в качестве певца и вокального педагога. Он пишет «Этюды для голоса», «Упражнения для усовершенствования голоса», «Школу пения». Среди его учеников С. Гулак-Артемовский, Д. Леонова и др.

Премьера «Руслана и Людмилы» 27 ноября 1842 г. принесла Глинке немало тяжелых переживаний. Враждебно встретила оперу аристократическая публика во главе с императорской фамилией. Да и среди сторонников Глинки мнения резко разделились. Причины сложного отношения к опере заключаются в глубоко новаторской сущности произведения, с которое начался неведомый ранее Европе сказочно-эпический оперный театр, где в причудливом переплетении предстали разнообразные музыкально-образные сферы — эпическая, лирическая, восточная, фантастическая. Глинка «на былинный лад распел пушкинскую поэму» (Б. Асафьев), причем неторопливое развертывание событий, основанное на смене красочных картин, было подсказано пушкинскими словами: «Дела давно минувших дней, преданья старины глубокой». Как развитие самых сокровенных идей Пушкина предстали в опере и другие ее черты. Солнечная музыка, воспевающая любовь к жизни, веру в торжество добра над злом, перекликается со знаменитым «Да здравствует солнце, да скроется тьма!», а яркий национальный стиль оперы как бы вырастает из строк пролога; «Там русский дух, там Русью пахнет». Несколько последующих лет Глинка провел за границей в Париже (1844-45) и в Испании (1845-47), специально изучив перед поездкой испанский язык. В Париже с большим успехом прошел концерт из произведений Глинки, по поводу которого он писал: «...Я первый русский композитор, который познакомил парижскую публику со своим именем и своими произведениями, написанными в России и для России». Испанские впечатления вдохновили Глинку на создание двух симфонических пьес: «Арагонская хота» (1845) и «Воспоминание о летней ночи в Мадриде» (1848-51). Одновременно с ними в 1848 г. появилась знаменитая «Камаринская» — фантазия на темы двух русских песен. С этих произведений, равно «докладных знатокам и простой публике», ведет свое начало русская симфоническая музыка.

Последнее десятилетие жизни Глинка жил попеременно в России (Новоспасское, Петербург, Смоленск) и за рубежом (Варшава), Париж, Берлин). Атмосфера все сгущавшегося глухого недоброжелательства угнетающе действовала на него. Лишь небольшой круг истинных и горячих почитателей поддерживал его в эти годы. Среди них А. Даргомыжский, дружба с которым началась еще в период постановки оперы «Иван Сусанин»; В. Стасов, А. Серов, молодой М. Балакирев. Творческая активность у Глинки заметно снижается, однако новые веяния в русском искусстве, связанные с расцветом «натуральной школы», не прошли мимо его внимания к определили направление дальнейших художественных поисков. Он начинает работу над программной симфонией «Тарас Бульба» и оперой-драмой «Двумужница» (по А. Шаховскому, незаконч.). Одновременно возник интерес к полифоническому искусству эпохи Возрождения, мысль о возможности связать «Фугу западную с условиями нашей музыки узами законного брака». Это вновь привело Глинку в 1856 г. в Берлин к З. Дену. Начался новый этап творческой биографии, которому не суждено было завершиться... Глинка не успел осуществить многое из того, что было задумано. Однако его идеи получили развитие в творчестве русских композиторов последующих поколений, начертавших на своем художественном знамени имя основоположника русской музыки.


Телепередача: Глинка, гении и злодеи.

Петр Чайковский

Антон Рубинштейн

«Останется ли она живой еще долго после того, как ее автор исчезнет с лица земли, или сразу попадет в пучину забвения? Не знаю, но знаю, что в эту минуту я, может быть, с свойственной некоторым родителям слепотою, неспособен видеть недостатков моего младшего детища. Еще я уверен в том, что относительно фактуры и формы она представляет шаг вперед в моем развитии, идущем весьма медленно»

You're sure?

Петр Ильич Чайковский

Речь идет о Четвертой симфонии Петра Чайковского. Ее композитор посвятил Надежде фон Мекк. Однако она не разрешила поставить свое имя в заголовке, поэтому в посвящении Чайковский указал: «Моему лучшему другу».

Пётр Ильич Чайковский (25 апреля 1840, пос. Воткинск, Вятская губерния — 25 октября 1893, Санкт-Петербург) — русский композитор, педагог, дирижёр и музыкальный критик.

Родители хотели, чтобы Петр Чайковский стал юристом, однако он с детства увлекался музыкой. В 23 года он бросил службу в министерстве юстиции и сосредоточился на творчестве. Еще при жизни композитора в газетах писали о его «внушительной силе мастерства». В историю мировой классической музыки Петр Чайковский вошел как автор десяти опер, трех балетов и семи симфоний.

Петр Чайковский родился 7 мая 1840 года в дворянской семье в Воткинске Вятской губернии. Отец будущего композитора, горный инженер Илья Чайковский, был директором местного завода, а мать Александра Ассиер — пианисткой. Кроме Петра в семье Чайковских было еще четверо детей. Для их воспитания родители выписали из Петербурга гувернантку — француженку Фанни Дюрбах. Учился Петр Чайковский хорошо, его любимыми предметами были история и литература.

«В классе нельзя было быть старательнее и понятливее; во время рекреаций же никто не выдумывал более веселых забав; во время общих чтений для развлечения никто не слушал внимательнее, а в сумерках под праздник, когда я собирала своих птенцов вокруг себя и по очереди заставляла рассказывать что-нибудь, никто не фантазировал прелестнее… Его любили все, потому что чувствовали, как он любил всех. Впечатлительности его не было пределов, поэтому обходиться с ним надо было очень осторожно. Обидеть, задеть его мог каждый пустяк. Это был стеклянный ребенок»

Фанни Дюрбах, по книге Модеста Чайковского «Жизнь Петра Ильича Чайковского».

Еще в детстве Петр Чайковский начал сочинять стихи, а затем увлекся музыкой. Чтобы развить способности будущего композитора, родители наняли ему учительницу — бывшую крепостную Марию Пальчикову. Вскоре Чайковский начал на слух подбирать пьесы и романсы, которые играли у него дома. Его брат Модест Чайковский вспоминал: «Когда ему запрещали быть у инструмента, продолжал на чем попало перебирать пальцами. Однажды, увлекшись этим немым бренчанием на стекле оконной рамы, он так разошелся, что разбил его и очень сильно ранил себе руку».

В 1848 году отец композитора Илья Чайковский вышел в отставку и вместе с семьей переехал в Москву, а затем в Петербург. Там Петра Чайковского отдали в Императорское училище правоведения — родители хотели, чтобы он получил юридическое образование. Однако в то же время будущий композитор продолжил заниматься музыкой. Вместе с матерью Чайковский часто бывал на балетах и операх в петербургском Большом театре и Мариинке.

В училище Чайковский познакомился и подружился с поэтом Алексеем Апухтиным. Вместе они издавали журнал «Училищный вестник», где публиковали свои стихи и статьи. Будущий композитор много читал — выписывал журнал «Современник», покупал книги Александра Пушкина, Александра Грибоедова и Михаила Лермонтова. Кроме того, в училище он занимался в хоре. Когда преподававший там Гавриил Ломакин болел, его заменял Чайковский и проводил для своих одноклассников уроки музыки. В то же время отец нанял будущему композитору нового педагога — профессионального пианиста Рудольфа Кюндингера. Чайковский вспоминал: «Каждое воскресенье я проводил с ним час и делал быстрый прогресс в игре на фортепиано». С Кюндингером он занимался около трех лет.

В 1859 году Чайковский закончил Императорское училище правоведения. В его аттестате почти по всем предметам были отличные оценки, и будущего композитора приняли на работу в министерство юстиции. Он продолжил общаться с сокурсниками по училищу, среди которых было много представителей высшего общества. Чайковский посещал их салоны и музыкальные вечера.

В 1861 году друг Ильи Чайковского Василий Писарев пригласил будущего композитора съездить с ним в Европу в качестве секретаря и переводчика. Это путешествие стало первым у Чайковского, но позднее он писал сестре: «Если я в жизни сделал какую-нибудь колоссальную глупость, то это именно моя поездка. Ты помнишь Писарева? <…> Я до сих пор и не подозревал, что бывают на свете такие баснословно подлые личности; теперь тебе нетрудно понять, каково мне было провести три месяца неразлучно с таким приятным сотоварищем». В путешествии композитор посетил Германию, Францию и Великобританию.

На родине Чайковский вернулся к работе в министерстве юстиции. На службе его не повышали, хотя брат композитора Модест Чайковский вспоминал: «Он не только усердствовал на Малой Садовой, но приносил работу на дом и писал доклады по ночам». По совету отца Чайковский совмещал работу и занятия музыкой. С сентября 1861 года он посещал занятия Антона Рубинштейна при Русском музыкальном обществе (РМО), а в 1862 году стал одним из первых студентов только что открывшейся Санкт-Петербургской консерватории. Успехов на службе у Чайковского в это время не было. Должность чиновника особых поручений, на которую рассчитывал композитор, досталась другому служащему министерства, и в 1863 году он уволился и сосредоточился на творчестве.

«Теперь он уже не был чиновником, он был музыкантом: отчисление от штатного места в министерстве юстиции произошло незаметно — он просто перестал ходить в департамент. К началу второго года у него было на пятьдесят рублей в месяц уроков. Денежные дела отца шли все хуже, Чайковский не мог надеяться на его помощь. Приходилось порой пешком бегать из Коломны на Охту, щегольские сюртуки его истрепались; кое-кто из прежних знакомых на Невском перестал узнавать его, может быть, — умышленно, а, впрочем, вероятно, — искренне: он отрастил волосы, носил широкополую шляпу»

Нина Берберова, «Чайковский».

Многие родственники не приняли решения Чайковского. Композитору с отцом и младшими братьями пришлось переехать в более дешевую квартиру, экономить на одежде. Сестре Чайковский писал: «Не подумай, что я воображаю сделаться великим артистом, — я просто хочу делать то, к чему меня влечет призвание; буду ли я знаменитый композитор или бедный учитель, — но совесть моя будет спокойна». В консерватории он был одним из лучших учеников: в четыре руки вместе с другим студентом учреждения Германом Ларошем играл оперу Михаила Глинки «Жизнь за царя», сочинял свои первые произведения — увертюру «Гроза» по пьесе Александра Островского, кантату на оду Фридриха Шиллера «К радости», пьесу «Характерный танец».

Ларош писал Чайковскому: «Вы самый большой музыкальный талант современной России. Я вижу в вас самую великую или лучше сказать — единственную надежду нашей музыкальной будущности». Консерваторию композитор закончил в 1865 году с высшей наградой — большой серебряной медалью и званием «свободного художника».

В начале 1866 года по приглашению Николая Рубинштейна, брата композитора Антона Рубинштейна, Чайковский переехал из Петербурга в Москву — преподавать на недавно созданных музыкальных курсах, которые вскоре были преобразованы в Московскую консерваторию. Ежегодно у него было около девяноста студентов.

Чайковский был требовательным преподавателем и давал им много заданий. Профессор Московской консерватории Николай Кашкин вспоминал: «Безукоризненная добросовестность, ум и знание дела поневоле заставляли его быть хорошим преподавателем, в особенности для учеников более талантливых <…> Талантливых учеников он всеми средствами старался поощрить к усердной, настойчивой работе».

В это же время Чайковский занимался творчеством: сочинил первую симфонию «Зимние грезы». Он сыграл ее в Петербурге на концерте Русского музыкального общества в Москве в начале 1868 года. Публика встретила симфонию с одобрением, хотя преподаватель композитора Антон Рубинштейн раскритиковал ее.

Вскоре в Аристократическом клубе Чайковский познакомился и подружился с драматургом Александром Островским. Еще во время учебы в консерватории композитор написал по его пьесе «Гроза» увертюру. Теперь он хотел создать по тому же произведению оперу, и ему нужно было либретто. Островский отказал: над оперой по «Грозе» уже работал Владимир Кашперов.

Однако драматург предложил Чайковскому написать музыку по другому произведению — комедии «Воевода, или Сон на Волге». Для этой оперы Островский сам написал либретто. Премьера «Воеводы» состоялась в Большом театре в 1869 году. Публика встретила оперу хорошо, а критики писали о том, что музыка мало сочетается и либретто. Композитор уничтожил почти всю партитуру оперы.

В эти же годы Чайковский познакомился с критиком Владимиром Стасовым и членами объединения «Могучая кучка». По совету Милия Балакирева он стал писать программную музыку — инструментальные произведения без слов. Для новой увертюры композитор взял сюжет трагедии Уильяма Шекспира «Ромео и Джульетта». Чайковский закончил ее быстро — за два месяца. Впервые композитор исполнил «Ромео и Джульетту» в 1870 году на очередном концерте Русского музыкального общества.

«Нет сомнения, что музыка создавалась с необыкновенным вдохновением и энтузиазмом. В увертюре впервые зазвучали главные темы будущего творчества Чайковского: психологическая драма несбывшейся любви и неутоленность юношеской страсти в соприкосновении с поглощающей темой смерти».

В 1871 году Чайковский вновь побывал за границей. В путешествие композитора пригласил его ученик из Московской консерватории Владимир Шиловский. Они посетили Германию и Италию, где Чайковский написал две пьесы — «Юмореска» и «Ноктюрн». Композитор посвятил их Шиловскому.

В это время Чайковский испытывал проблемы с финансами. Чтобы заработать денег, он стал писать для газет «Русские ведомости» и «Современная летопись». Статьи композитора о музыкальных произведениях были популярными и вызывали споры. В газетах композитор работал до 1875 года.

В начале 1870-х Чайковский работал над новой оперой «Опричник» по одноименной трагедии Ивана Лажечникова. Произведение композитор закончил уже к 1872 году, однако еще несколько лет не мог добиться его премьеры в Мариинке. В итоге, ему пришлось приехать в Петербург. Там же он встретился с членами «Могучей кучки» и на одном из их собраний исполнил «Вторую симфонию». Владимир Стасов одобрил произведение и предложил Чайковскому сочинить еще одну симфоническую фантазию, а сюжет ее взять из литературы — произведений Шекспира. Композитор написал произведение по пьесе «Буря». Премьера симфонической фантазии на новом концерте Русского музыкального общества прошла с большим успехом. За произведение Чайковскому вручили лавровый венок и серебряный кубок.

В апреле 1874 года в Мариинском театре впервые поставили «Опричника». Однако критики в очередной раз нашли в произведении Чайковского недостатки. Цезарь Кюи считал, что опера «бедна идеями» и написана «без единого счастливого вдохновения». Тем не менее уже в том же году «Опричника» поставили в Одессе, а затем в Киеве. На премьеру в этот город приехал и сам Чайковский. Позднее он вспоминал: «Опера имела успех, по крайней мере шумели ужасно и овации были самые лестные, каких я никогда и не ожидал. Огромная толпа студентов провожала меня от театра до гостиницы. Я был вполне счастлив». В 1875 году «Опричника» поставили в Москве в Большом театре, а вскоре оперу запретило правительство — цензоры нашли в ней революционные мысли. В том же году по заказу издателя журнала «Нувеллист» Н.М. Бернарда Петр Чайковский написал фортепианный цикл «Времена года».

Следующим крупным произведением Чайковского стала опера «Евгений Онегин», работу над которой он начал в 1877 году. Идею композитору подсказала певица Елизавета Лавровская, а либретто написал Константин Шиловский. Над оперой Чайковский работал в его имении Глебово недалеко от Москвы.

«Пусть моя опера будет несценична, пусть в ней мало действия, но я влюблен в образ Татьяны, я очарован стихами Пушкина и пишу на них музыку потому, потому что меня к этому тянет. Я совершенно погрузился в сочинение оперы. Правда и то, что нельзя себе представить обстановки более благоприятной для сочинения, как та, которою я пользуюсь здесь. В моем распоряжении целый отдельный, превосходно меблированный дом; никто, ни одна душа человеческая <…> не появляется ко мне, когда я занят, а главное, у меня фортепиано, звуки которого, когда я играю, не доходят опять-таки ни до кого»

Петр Чайковский, из письма брату Модесту Чайковскому

В 1877 году композитор познакомился с меценатом, вдовой железнодорожного промышленника Надеждой фон Мекк. Она финансировала путешествия Чайковского в Европу и ежегодно выплачивала ему шесть тысяч рублей. Эта сумма была в два раза больше зарплаты в Московской консерватории, и вскоре он оставил работу и сосредоточился на творчестве. Последнее занятие композитор провел в октябре 1878 года, а на место профессора рекомендовал своего ученика Сергея Танеева.

Чайковский вновь уехал за границу и поселился в Швейцарии. Там он закончил оперу «Евгений Онегин» и начал писать Четвертую симфонию. В письме фон Мекк композитор сообщал: «Никогда, ни на одну секунду, работая, я не позабуду, что Вы даете мне возможность продолжать мое артистическое призвание». Свое произведение Чайковский создал под влиянием Пятой симфонии Людвига ван Бетховена. Как и Бетховен, композитор размышлял над столкновением человека и судьбы. В 1878 году в Москве на концерте Русского музыкального общества симфонию исполнил Николай Рубинштейн, а вскоре с успехом прошла премьера «Евгения Онегина». В газете «Московские ведомости» написали, что «прелестная музыка Чайковского достойна прелестных стихов Пушкина».

С конца 1870-х произведения Чайковского играли не только в России, но и за рубежом — во Франции и США. Композитор стал давать концерты в Европе. В то же время он работал над новыми произведениями — балетом «Лебединое озеро», оперой «Орлеанская дева», фантазией «Итальянское каприччио». В 1880 году Чайковский сочинил торжественную увертюру «1812 год» в память о победе над Наполеоном, за которую от российского правительства получил орден Святого Владимира IV степени.

В 1880-х Чайковский путешествовал по Европе, бывал на концертах Эдварда Грига, Ганса фон Бюлова, Артура Никиша и других композиторов, с которыми начал переписываться. Его слава в России в это время росла. В 1885 году Чайковский стал членом совета директоров Русского музыкального общества и возглавил его московское отделение. Там композитор мог помогать начинающим музыкантам, выбирать произведения для концертов РМО.

В том же году Чайковский купил имение Майданово недалеко от подмосковного города Клин. В дневнике композитор писал: «Чем ближе подвигаешься к старости, тем живее чувствуешь наслаждения от близости к природе». В Майданово композитор написал оперы «Черевички» и «Чародейка», симфонию «Манфред». Жил Чайковский уединенно, не принимал у себя просителей. В гости к композитору приезжали только близкие друзья — Надежда фон Мекк и музыкальный издатель Петр Юргенсон.

В 1868 году Петр Чайковский познакомился с французской оперной певицей Дезире Арто, которая в том году приехала на гастроли в Россию. Для нее композитор сочинил несколько романсов и пьесу для фортепиано. Брату Модесту он писал: «Ах! Модинька <…> если б ты знал, какая певица и актриса Арто! Еще никогда я не бывал под столь сильным обаянием артиста, как в сей раз. <…> Как бы ты восхищался ее жестами и грацией ее движений и поз!». Чайковский хотел жениться на Арто, однако против свадьбы выступили ее родители. Композитор и певица расстались и больше не общались.

Единственной женой Чайковского стала студентка Московской консерватории Антонина Милюкова. Они познакомились в 1872 году на одном из музыкальных вечеров. Милюкова присылала Чайковскому письма с признаниями в любви.

«Неужели Вы прекратите со мной переписку и не повидавшись даже ни разу? Нет, я уверена, что Вы не будете так жестоки!.. Я готова буду броситься к Вам на шею, расцеловать Вас, но какое же я имею на то право? Вы можете принять это за нахальство с моей стороны… Жить без Вас я не могу, а потому скоро, может, покончу с собой. Так дайте же мне посмотреть на Вас и поцеловать Вас так, чтобы и на том свете помнить этот поцелуй. До свидания. Ваша вечно А. М»

Антонина Милюкова, из писем к Петру Чайковскому

Чайковский и Милюкова поженились в 1877 году. Известие о свадьбе обрадовало отца композитора: «Я перекрестился и подпрыгнул даже от радости. Слава Богу! Господь да благословит тебя!!!». Однако вскоре композитор и певица расстались. Развод они так и не оформили, но вместе жить перестали.

В 1887 году Чайковский переехал из Майданова в усадьбу Фроловское. Он писал: «Я не буду видеть ненавистных дачников, гуляющих под моими окнами, как это было в Майданове». В том же году он отправился в свой первый гастрольный тур по Европе, побывал в городах Германии, Франции и Великобритании. Там Чайковский играл балет «Лебединое озеро», увертюру «Руслан и Людмила», Первый концерт для фортепиано с оркестром и другие произведения. После возвращения в Россию композитор приступил к работе над Пятой симфонией, в которой хотел выразить «чисто личное чувство уходящей жизни и страх смерти». Премьера симфонии прошла в ноябре 1888 года в Петербурге и была встречена критикой неоднозначно.

«Сыграв мою новую симфонию два раза в Петербурге и раз в Праге, я пришел к убеждению, что симфония эта неудачна. Есть в ней что-то такое отталкивающее, какой-то излишек пестроты и неискренности, деланности. И публика инстинктивно сознает это. Мне было очень ясно, что овации, коих я был предметом, относились к моей предыдущей деятельности, а сама симфония неспособна увлекать или, по крайней мере, нравиться. Сознание всего этого причиняет мне острое, мучительное чувство недовольства самим собою. Неужели я уже, как говорится, исписался, и теперь могу только повторяться и подделываться под свою прежнюю манеру?»

Петр Чайковский, из письма к Надежде фон Мекк.

В 1889 Чайковский отправился во второй гастрольный тур, после которого решил ненадолго остаться в Европе. Он поселился в Италии — жил во Флоренции и Риме. Там по просьбе директора Императорских театров Ивана Всеволожского написал свою новую оперу — «Пиковую даму» по одноименной повести Александра Пушкина. Чайковский создал это произведение всего за полгода: «Я иначе не могу работать, как скоро. Но скорость вовсе не обозначает, что я кое-как написал оперу. Все дело в том, чтобы писать с любовью». Для оперы Чайковский сам написал слова к некоторым фрагментам, в том числе арию Германа.

Премьера «Пиковой дамы» прошла в 1890 году в Петербурге. Брат композитора Модест Чайковский вспоминал: «Ни одна опера Петра Ильича на первом представлении не была исполнена так прекрасно». Почти сразу оперу начали ставить за рубежом — в Праге и Вене. В том же году с успехом прошла еще одна премьера — балет Чайковского «Спящая красавица» по одноименной сказке Шарля Перро.

Племянник композитора Юрий Давыдов писал: «Трудно передать состояние зрителей <…> возбужденные лица, слезы на глазах, усталые от аплодисментов руки и охрипшие голоса молодежи. Это действительно был триумф победителей во главе с Петром Ильичем, которого выводила за руку прима-балерина [Карлотта] Брианца».

В 1891 году Чайковский отправился на гастроли в США, где выступил с концертом на открытии Карнеги-холла в Нью-Йорке. Публика приняла композитора тепло, а американские газеты писали о нем: «Чайковский дирижирует с внушительной силой мастерства, и оркестр повинуется ему как один человек».

В том же году Чайковский в очередной раз переехал. Он оставил имение Фроловское и поселился в Клину. Там он работал над оперой «Иоланта» по пьесе Генрика Герца «Дочь короля Рене» и балетом «Щелкунчик». Их премьера состоялась 6 декабря 1892 года в Мариинском театре.

Сразу после Чайковский приступил к созданию нового произведения — Шестой симфонии. Он написал ее меньше чем за полгода — партитура была завершена к августу 1893 года. Симфония не пользовалась популярностью публики, однако сам композитор считал ее своим главным произведением: «С этой симфонией происходит что-то странное! Она не то чтобы не понравилась, но произвела некоторое недоумение. Что касается меня самого, то я ею горжусь более, чем каким-либо другим моим сочинением». Шестую симфонию Чайковский посвятил своему племяннику Владимиру Давыдову.

К 1893 году Петр Чайковский был всемирно известен. В Великобритании ему присвоили степень почетного доктора Кембриджского университета, в Германии и Франции с успехом шли его оперы. На 1894 год композитор запланировал новый гастрольный тур. У Чайковского не было проблем со здоровьем, хотя в своем дневнике он писал о «стариковской расхлябанности».

В конце октября 1893 года в Петербурге началась эпидемия холеры. Заразился ей и Чайковский. Врач Лев Бертенсон, которого родственники композитора вызвали 2 ноября, обнаружил у Чайковского «холеру в самой злой форме». В газете «Русская жизнь» писали: «Как велика симпатия и любовь к Чайковскому, видно из того, что — едва стало известно о его болезни — к квартире его стали подъезжать и подходить сотни знакомых и незнакомых, чтобы справиться о его положении».

Композитор умер 6 ноября 1893 года. По личному распоряжению императора Александра III Петра Чайковского похоронили в Александро-Невской лавре в Некрополе мастеров искусств за счет казны.

Чайковский, между раем и адом, 16+

Александр Бородин

Модест Мусоргский

«Нынешнее мое желание — …жизненная, не классическая мелодия. Работою над говором человеческим я добрел до мелодии, творимой этим говором, добрел до воплощения речитатива в мелодии… И тешит меня работа; вдруг, нежданно-несказанно, пропето будет враждебное классической мелодии (столь излюбленной) и сразу всем и каждому понятное. Если достигну — почту завоеванием в искусстве, а достигнуть надо»

You're sure?

Модест Петрович Мусоргский

Так композитор Модест Мусоргский описывал работу над оперой «Хованщина».

Ученик Милия Балакирева, член «Могучей кучки», Модест Мусоргский всегда интересовался фольклором и народной музыкой. Первая же опера композитора «Борис Годунов» шла в театре с аншлагами, билеты на нее раскупали заранее, а отрывки люди пели даже на улицах. Пьесы, романсы и музыкальные драмы Мусоргского с народными мотивами критики называли «самобытными русскими произведениями».

Модест Мусоргский родился 21 марта 1839 года в родовом имении в селе Карево Псковской губернии. Его отец Петр Мусоргский был потомком древнего княжеского рода, который происходил от Рюрика, мать Юлия Чирикова — дворянкой, дочерью губернского секретаря. Она давала будущему композитору первые уроки музыки, учила его играть на фортепиано. Мусоргский был активным ребенком и часто сбегал с занятий к няне — слушать русские сказки.

Сын старинной русской семьи. Под непосредственным влиянием няни близко ознакомился с русскими сказками. Это ознакомление с духом русской народной жизни было главным импульсом музыкальных импровизаций до начала ознакомления еще с самыми элементарными правилами игры на фортепиано.

Модест Мусоргский, автобиография

Уже в семь лет Мусоргский мог сыграть некоторые произведения Ференца Листа, выступал на домашних концертах. Теперь с ним занималась профессиональная пианистка.

В 1849 году, когда Мусоргскому исполнилось 10 лет, отец повез будущего композитора и его старшего брата Филарета в Петербург — он хотел, чтобы дети получили образование в столице. Мусоргский поступил в старейшую петербургскую школу Петришуле, где основными предметами были иностранные языки. Он не оставил занятий музыкой и брал уроки у пианиста Антона Герке, выступал с номерами на домашних концертах петербургской знати.

В 1852 году будущий композитор поступил в юнкерскую школу, где готовили кадровых военных. Учился он прилежно, интересовался искусством и философией, переводил на русский произведения швейцарского писателя Иоганна Лафатера. Филарет Мусоргский вспоминал: «Учился он в школе очень хорошо, был постоянно в первом десятке учеников; с товарищами был очень близок, был ими вообще любим».

В это время Модест Мусоргский впервые сочинил собственное музыкальное произведение — пьесу для фортепиано «Porte-enseigne polka». Работу он посвятил своим одноклассникам по юнкерской школе. Антон Герке одобрил произведение и напечатал его отдельным изданием под названием «Подпрапорщик».

«Соединить военную службу с искусством — дело мудреное»

В 1856 году Мусоргский закончил юнкерскую школу и поступил на службу в Преображенском полку. Здесь он организовал кружок любителей музыки, в который входили Николай Оболенский и Григорий Демидов. Они вместе посещали театры, слушали оперы и обсуждали теорию музыки. Для Оболенского Мусоргский написал фортепианную пьесу.

В конце 1850-х композитор познакомился с музыкантами Александром Бородиным и Александром Даргомыжским, с которыми потом дружил много лет. Они пригласили Мусоргского в кружок Милия Балакирева, а тот стал учителем и наставником начинающих музыкантов. Вскоре к ним присоединились Николай Римский-Корсаков и Цезарь Кюи. Вместе с художественным критиком Владимиром Стасовым они организовали музыкальное содружество, которое получило название «Могучая кучка».

В это же время Мусоргский покинул армию. Он писал: «Соединить военную службу с искусством — дело мудреное». Композитор много учился под руководством Балакирева, однако почти не сочинял крупных произведений. Цезарь Кюи по этому поводу писал: «Вероятно, Модест по-прежнему полдня думает об том, что он будет делать завтра, а остальную половину об том, что он делал вчера».

С 1858 года Мусоргский работал над своей первой оперой «Эдип в Афинах», но так и не закончил ее. Он пытался найти свой собственный стиль, много экспериментировал, брался за разные жанры. Композитор создал несколько романсов, пьес, переложений Бетховена. Они не стали популярными. Милий Балакирев полагал, что композитор ленится, а его произведения не оригинальны. Мусоргский не обижался на критику и писал в письме к наставнику: «Вы меня славно умели толкать во время дремоты».

В 1861 году Мусоргский создал небольшое инструментальное произведение под названием «Интермеццо». Его вдохновило наблюдение за крестьянами в деревне Псковской губернии: «Вдали показалась толпа молодых баб, шедших с песнями, с хохотом по ровной тропинке. У меня мелькнула в голове эта картина в музыкальной форме, и сама собою неожиданно сложилась первая «шагающая вверх и вниз» мелодия а-ля Бах: веселые, смеющиеся бабенки представились мне в виде мелодии, из которой я потом сделал среднюю часть».

В 1863 году Мусоргский вернулся в Петербург. Он начал работать над оперой «Саламбо» по одноименному роману французского писателя Гюстава Флобера, написал «народные картинки» — песни «Светик Савишна» и «Калистрат» — и сочинение для оркестра «Иванова ночь на Лысой горе». Его композитор создал под впечатлением от повести Николая Гоголя «Вечер накануне Ивана Купала» и драмы Георгия Менгдена «Ведьма».

Я вижу в моей греховной шалости самобытное русское произведение, не навеянное германским глубокомыслием и рутиной, а как «Савишна» вылившееся на родных полях и вскормленное русским хлебом.

Модест Мусоргский

Параллельно Мусоргский работал над вокальным циклом «Детская», в который вошли семь пьес. После публикации он стал популярен в России и за рубежом. Произведения одобрил Ференц Лист и даже прислал Мусоргскому подарок. Композитор вспоминал: «Я никогда не думал, чтобы Лист, за небольшими исключениями, избирающий колоссальные сюжеты, мог серьезно понять и оценить «Детскую», а главное, восторгнуться ею».

Отрывки из неоконченной «Саламбо» композитор использовал в «Борисе Годунове». Эта опера стала его первым крупным завершенным произведением. Либретто для нее он создал на основе одноименной трагедии Александра Пушкина и «Истории государства Российского» Николая Карамзина. Первую редакцию Мусоргский закончил в 1869 году. Он передал оперу в Дирекцию Императорских театров, однако в постановке композитору отказали: «Был у директора театров; он сказал, что в этом году они ничего не могут ставить нового, а впрочем, меня могут позвать в половине августа или в начале сентября попугать их «Борисом». Однако поставить оперу удалось только в 1874 году. Вскоре билеты на «Бориса Годунова» раскупали заранее, песни из него распевали на улицах, но при этом пресса публиковала отрицательные рецензии.

Это было великое торжество Мусоргского. Старики, индиференты, рутинисты и поклонники пошлой оперной музыки дулись и сердились (это тоже торжество!); педанты консерватории и критики протестовали с пеной у рта. <…> Но зато молодое поколение ликовало и сразу подняло Мусоргского на щитах.

Владимир Стасов, библиографический очерк о Модесте Мусоргском

Раскритиковали «Бориса Годунова» и друзья Мусоргского, члены «Могучей кучки». Отрицательный отзыв на оперу в газете «Санкт-Петербургские ведомости» написал композитор Цезарь Кюи: «В нем [либретто «Бориса Годунова»] нет сюжета, нет развития характеров, обусловленного ходом событий, нет цельного драматического интереса. Это ряд сцен, имеющих, правда, некоторое прикосновение к известному факту, но ряд сцен расшитых, разрозненных, ничем органически не связанных».

Однако Мусоргский не оставил творчества. В том же 1874 году композитор закончил цикл фортепианных пьес «Картинки с выставки», в который среди прочих вошли «Балет невылупившихся птенцов», «Избушка на курьих ножках (Баба-яга)» и другие. Произведение Мусоргский посвятил своему умершему другу — архитектору Виктору Гартману. Под впечатлением от сочинения Ференца Листа «Пляска смерти» композитор написал вокальный цикл «Песни и пляски смерти» на стихи поэта Арсения Голенищева-Кутузова. В него вошли четыре пьесы, каждую из которых Мусоргский посвятил своим друзьям.

Идея создать еще одно масштабное произведение, посвященное российской истории XVII века, появилась у Модеста Мусоргского во время работы над оперой «Борис Годунов». Однако к написанию «Хованщины» композитор приступил только в середине 1870-х. В работе над новой оперой ему помогал Владимир Стасов. Он изучал исторические летописи в библиотеках, собирал факты для либретто. Композитор писал Стасову: «Я посвящаю Вам весь тот период моей жизни, когда будет создаваться «Хованщина»; не будет смешно, если я скажу: «посвящаю Вам себя самого и жизнь свою за этот период».

Опера отнимала у Мусоргского много времени. В эти годы у него начались проблемы с деньгами и здоровьем, ухудшились отношения с членами «Могучей кучки». В 1875 году он писал в письме Стасову: «Могучая кучка выродилась в бездушных изменников». Регулярные встречи композиторов объединения прекратились. Мусоргский в это время подружился с певцом Осипом Петровым. Тот предложил композитору написать оперу по повести Николая Гоголя «Сорочинская ярмарка». Мусоргский согласился, а роль крестьянина Солопия Черевика пообещал отдать Петрову. Над «Сорочинской ярмаркой» и «Хованщиной» он работал до конца жизни. В письмах друзьям он сообщал, что хочет изобразить в них подлинный русский характер, изучить его неизвестные черты.

В человеческих массах, как в отдельном человеке, есть тончайшие черты, ускользающие от хватки, черты никем не тронутые: подмечать и изучать их в чтении, в наблюдении, по догадкам, всем нутром изучать и кормить ими человечество, как здоровым блюдом, которого еще не пробовали. Вот задача-то! Восторг и присно восторг!

Модест Мусоргский, из письма к Владимиру Стасову

Работа над операми шла очень медленно. Мусоргский по несколько раз переписывал уже готовые сцены: «До такой степени я становлюсь строгим к себе — уморительно». Он переделывал и вступление к «Хованщине» под названием «Рассвет на Москве-реке». В нем считывается прием композитора: он часто использовал и перерабатывал народные песни и мотивы, а иногда вставлял их части в свои произведения. Из-за этого сочинения Мусоргского стали называть «народными музыкальными драмами».

С 1876 года оперу Модеста Мусоргского «Борис Годунов» в Мариинском театре начали исполнять в урезанном виде. Цензура вырезала финальную сцену, в которой народ исполнял хор «Слава тебе, царевичу!» для Лжедмитрия I. Композитор по этому поводу писал: «Наши оперы нечто вроде беззащитных цыплят перед всемогущим поваром. Какой-нибудь Терентий или Пахом имеет все права, в любой день или час, словить талантливейшую русскую оперу за крыло, отхватить ей лапы или хвост, перерезать горло и потом стряпать из нее какое только ему взбредет на ум фрикассе».

Из-за нехватки денег Мусоргский подрабатывал аккомпаниатором на концертах. В феврале 1878 года умер его близкий друг — певец Осип Петров. Композитор писал: «Я утратил опору моей горькой жизни». Из-за этого он остановил работу над операми, почти не писал других произведений, а вскоре серьезно заболел. Чтобы поправить здоровье, в следующем, 1879 году он отправился в концертное турне по югу России вместе с оперной певицей Дарьей Леоновой. Природа Крыма и Украины вдохновила композитора, он начал писать новые произведения — пьесы «Гурзуф у Аю-Дага» и «Близ Южного берега Крыма». Здесь же Мусоргский вернулся к работе над «Сорочинской ярмаркой», а на концерте в Полтаве впервые выступил с отрывками из этой оперы перед публикой.

«Сорочинская» вызывала там [в Полтаве] и везде вызывала в Украине полнейшую симпатию; украинцы и украинки признали характер музыки «Сорочинской» вполне народным, да и сам я убедился в этом, проверив себя в украинских землях.

Модест Мусоргский, из письма Владимиру Стасову от 10 сентября 1879 года

В 1880 году Мусоргский вернулся в Петербург, где вскоре его уволили с официального места работы — ревизионной комиссии Государственного контроля. Из-за этого композитору пришлось существовать на пожертвования друзей, которые ежемесячно собирали ему небольшую сумму, и давать частные уроки. Однако денег Мусоргскому все равно не хватало, и в феврале 1881 года его выселили из квартиры за неуплату. В это же время ухудшилось здоровье композитора. На одном из концертов он упал в обморок. Владимир Стасов, Александр Бородин и Николай Римский-Корсаков поместили композитора в Николаевский военный госпиталь. Здесь Мусоргский вернулся к написанию «Хованщины» и «Сорочинской ярмарки», но закончить оперы не успел. Он умер 28 марта 1881 года. Похоронили композитора на Тихвинском кладбище Александро-Невской лавры.

1. У Мусоргского было редкое издание «Бориса Годунова» с автографом Александра Пушкина. Книгу ему подарила сестра Михаила Глинки Людмила Шестакова, когда узнала, что он собирается писать оперу по этому произведению.

2. Модест Мусоргский был близким другом художника Ильи Репина. Еще в начале 1870-х их познакомил Владимир Стасов. О том, что в 1881 году композитор попал в больницу, Репин узнал из газет. Он приехал в Петербург из Москвы в начале марта и за четыре дня создал портрет Мусоргского. Стасов позднее писал: «Какое счастье, что есть теперь этот портрет на свете. Ведь Мусоргский — один из самых крупных русских музыкантов».

3. Оперный певец Федор Шаляпин любил музыку Мусоргского. Он изучил биографию композитора и все его произведения, исполнял главные роли в операх «Борис Годунов» и «Хованщина». Шаляпин вспоминал: «Сильно поражен был я, когда познакомился с биографией Мусоргского. Мне даже, помню, жутко стало. Обладать столь прекрасным, таким оригинальным талантом, жить в бедности и умереть в какой-то грязной больнице от алкоголизма!»

4. Модест Мусоргский никогда не был женат, однако многие свои произведения посвящал Надежде Опочининой, сестре певцов Владимира и Александра Опочининых. Для нее композитор написал романсы «Но если бы с тобою я встретиться могла…» и «Ночь», пьесы «Страстный экспромт» и «Шалунья».

5. Мусоргский хорошо пел и часто выступал на домашних концертах своих друзей. Филолог Сергей Федякин так описывал один из таких вечеров: «У Кюи аккомпанировать сели Балакирев и сам хозяин дома. <…> Вокальные партии — все до единой — Мусоргский взял на себя. Его мягкий баритон преображался, то и дело меняя свою окраску. Потом Мусоргский, переодеваясь и жестикулируя, переходил на фальцет».

6. В кругу друзей Модеста Мусоргского называли Мусорянином или Модинькой. Некоторые письма композитор подписывал прозвищем Мусорга. Оно произошло от слова «мусургос», которое с греческого переводится как «певец, музыкант».


Телепередача: Мусоргский, жизнь и творчество

"...Чтобы красоту создать, надо самому быть чистым душой."
Михаил Иванович Глинка

Российская Федерация

Угадали все цитаты?

Благодарим за участие!