Want to make creations as awesome as this one?

Transcript

Организация

социально-педагогической поддержки
и психологической помощи несовершеннолетним, признанным находящимися
в социально опасном положении,
из алкоголизированных
семей

Воложинский государственный районный социально-педагогический центр,
2022 год

Содержание

Введение

Глава VI


Диагностическая работа

II.I Жизнь в мире мифов и фантазий

Глава II


Мифы нашего общества

Глава IV


Насилие в алкогольных семьях

Глава I


Общие особенности алкогольных семей

III.I Роли детей в алкогольных семьях

Глава V


Социально-психологические особенностимолодых людей с синдромом взрослых алкоголиков

Глава III


Что происходит с ребенком в алкогольной семье

Глава VII


Коррекционная работа

Комплект книг по работе с детской травмой

Заключение

Введение


Алкоголизм родителей является одной из преобладающих причин, по которым дети остаются сиротами. Актуальные проблемы семей, где родители склонны к злоупотреблению алкоголем, включают в себя низкое качество семейного воспитания, сохранение риска жестокого обращения, пренебрежения нуждами детей.
Для большинства зависимых характерны: трудности формирования мотивации на отказ от употребления алкоголя (не считают себя зависимыми); трудности установления непосредственного контакта и невыполнение достигнутых договоренностей (родители могут быть агрессивны, частые перепады настроения, неспособны адекватно преодолеть напряжение); созависимость других членов семьи (нередко своим поведением подкрепляют злоупотребление); незнание как провести время с пользой для всех членов семьи, как организовать здоровый досуг. Высокий риск срыва после лечения предполагает длительный процесс поддержки от ближайшего окружения и специалистов. В семьях, где родители зависимы от алкоголя, практически всегда существует риск жестокого обращения с ребенком. Ребенок сталкивается с проблемами как с самим злоупотреблением, так и с его последствиями.

Алкоголь может быть причиной неблагополучия, но может быть и последствием его, например, в тех ситуациях, когда родители начинают пить, не имея возможностей справиться с психологическими и бытовыми трудностями, не видя жизненных перспектив, или переживая потерю близких.
Однако, как бы то ни было, само
злоупотребление алкоголем родителями
искажает супружеские и
детско-родительские отношения,
способствует нарастанию
материальных проблем и
усугубляет психологические.

инфо

В самом мягком виде – когда один из родителей «тихо» пьет, не устраивая скандалы и не нападая на других членов семьи, - ребенок лишается стабильности и внимания родителей; в грубом – подвергается избиениям, лишается еды, одежды, собственного места, в доме, постоянно живет, испытывая различные дефициты и страх.

В семьях, где есть алкоголизм, ребенок страдает психологически всегда. Даже в самом начале жизни, когда сознание еще только формируется, младенец чувствует атмосферу дома, чувствует, что что-то происходит, и это «что-то» — негативное. Алкоголизм возможен только в нездоровой, так называемой дисфункциональной семье. Атмосфера накалена, в воздухе витает напряжение. Дети замечательно все чувствуют, даже если от них пытаться это скрыть и сделать вид, что все замечательно. Кроме того, тревога матери передается ребенку, он прекрасно чувствует ее состояние и как бы заражается им…

И в более осознанном возрасте это влияние тоже продолжается. А потом, увы, эти детские переживания носит в себе уже взрослый человек…

ГЛАВА I


Общие особенности алкогольных семей

Размытость, нечеткость границ

Поскольку вся жизнь семьи неупорядоченная и непредсказуемая, то дети часто не знают, какие их чувства нормальны, а какие — ненормальны, и теряют «твердость психологической почвы под ногами». Амбивалентность касается многих сторон жизни семьи. Это приводит к нечеткости персональных границ членов семьи.

Info

Отрицание

В жизни алкогольной семьи так много всего построено на лжи, что ребенку трудно распознать правду. Отрицание происходящего в семье носит почти навязчивый характер. Подобно тому, как зависимый отрицает наличие у него проблем, связанных с потреблением алкоголя, так и семья отрицает все тягостные последствия этого. Ребенку становится трудно понимать, что же на самом деле вокруг него происходит

Непостоянство

Поскольку потребности ребенка удовлетворяются непостоянно, от случая к случаю, то он испытывает недостаток внимания к себе, страстное желание, чтобы им занимались, и поэтому привлекает внимание к себе любыми доступными ему средствами, включая девиантное поведение.

Низкая самооценка

Вся система воспитания в такой семье заставляет ребенка поверить, что он в какой-то степени виноват в том, что происходит, что он был недостаточно хорошим, совершал много ошибок, и вообще, весь он состоял из ошибок. В конце концов, ребенок начинает верить, что он заслуживает всё то плохое, что с ним случается

Недостаток информации

Как сами родители, так и их дети не имеют достаточно полной информации о том, как функционируют здоровые семьи.

Duis autem vel eum iriure dolor in hendrerit in vulputate velit esse molestie consequat, vel illum dolore eu feugiat nulla

ГЛАВА II


Мифы нашего общества

1

2

4

3

Первый стереотип говорит о том, что у алкоголиков рождаются слабоумные дети. Это не так – биологические нарушения возникают в редких случаях: если зависимостью страдает мать и употребляет алкоголь в больших дозах во время беременности. В остальном же это совершенно нормальные дети с генетической точки зрения – просто если родитель продолжает пить, позже у них возникают психологические проблемы.

Другой миф гласит о том, что дети не страдают, если не видят родителя пьющим. Увы, все не так просто… В той или иной степени алкоголизм родителя все равно влияет на жизнь всей семьи, в том числе младших ее членов.

Мать надеется, что развод с пьющим отцом убережет ребенка от дурного примера. Нет, это лишь наносит большую травму – происходит нарушение связи с отцом. Он предстает как страшная незнакомая фигура, мать словно передает ребенку свои обиды и страхи, и тогда ребенок как бы попадает в тиски. С одной стороны, он не может не любить отца. С другой – и мать, и общество негласно запрещают ему это делать!

И, наконец, миф побуждает скрывать алкоголизм родителя от ребенка. Нет, на самом деле об этом стоит говорить с детьми, но члены семьи должны получать психологическую помощь. Ребенок должен знать, что папа любит, что его поведение вызвано болезнью, оно не подконтрольно.

II.I. жизнь

в мире мифов и фантазий

Ребенок не имеет возможности самостоятельно изменить ситуацию или покинуть алкогольную семью, поскольку в силу возраста экономически и социально зависим от родителей.

Поэтому в процессе переживания кризисной семейной ситуации дети алкоголиков прибегают к «спасительным мифам», выполняющим защитную функцию.
Самые распространенные четыре следующих:
1) «Я явился причиной алкоголизма. Я должен что-то с этим сделать».
Это спасительная для ребенка мысль, так как поверить в то, что он непричастен к алкогольной зависимости, означало бы невозможность повлиять на происходящее в семье.
Основанием для этого мифа может служить чувство вины: «Если бы я лучше учился, они бы меньше ругались между собой, и было бы меньше пьянства в нашем доме». Ребенок пытается играть роль спасителя, воображая, что существует магическое, чудесное решение проблемы, и, когда это решение отыщется, родители, наконец, оценят его. Иногда желание быть спасителем тесно связано с желанием быть замеченным, быть уважаемым.

2) «Я не такой, как все остальные». Живущие с зависимыми от алкоголя родителями дети чувствуют, что отличаются от других, хотя и не знают, каким образом.

3) «Мне следует постоянно контролировать себя, иначе мир рухнет».

В алкогольных семьях данный миф порожден чувством вины, неопределенностью, страхами, подкрепляющими чувства бессилия и безнадежности. Одна из целей фантазирования ребенка – это обретение чувства контроля над ситуацией, что в свою очередь дает чувство безопасности. Попытка ограничить злоупотребление алкоголем родителями, как правило, заканчивается неудачей, и ребенок еще сильнее винит себя за неспособность что-либо изменить.
4) «Вот придет кто-то или случится что-то – и все это изменится». Этот миф появляется из чувства собственного бессилия, он снимает вину с ребенка и возлагает ее на какую-то внешнюю силу. Миф предлагает надежду, хотя в действительности никакая внешняя сила не может изменить ситуацию в алкогольной семье к лучшему. Ожидание помощи только со стороны, означает, что самостоятельно семья не способна разрешить алкогольную проблему. Другими словами, ребенок чувствует собственное бессилие и снимает ответственность с родителей за происходящее в семье.
Все дети фантазируют, мечтают, воображают, но выдумки, фантазии детей и подростков из алкогольных семей искажают реальность, замещая собой действительность. Мифы могут иммобилизовать ребенка, лишить его активности и способности сделать самостоятельный выбор, что впоследствии негативно скажется на развитии его личности.

Что происходит с ребенком в алкогольной семье?

Алкоголизм в семье всегда сказывается на чувствах ребенка. Дети очень чувствительны, особенно в возрасте от 5 до 12, логика у них еще только формируется. Поэтому у ребенка появляется «спасительная мысль», как защита: «Это все из-за меня», «Потому что я плохо себя вел». А за этим следует продолжение: «Я теперь изменяюсь, не буду расстраивать родителей, и папа тогда больше не будет пить!» А папа, увы, как пил, так и пьет, десятки и хорошее поведение ситуацию не спасают… Тогда у ребенка формируется ложное чувство вины, ребенок подавляет его, оно может углубляться и деформировать психологически. Это никак не способствует счастью и благополучной судьбе в дальнейшем.
Если другие взрослые, будь то родственники, учителя, тренеры, родители друзей, хотят помочь, важно донести до ребенка мысль: «Ты не причем, это болезнь. В этом нет твоей ответственности и вины». Такие слова могут стать важной помощью.
Другое чувство у такого ребенка – стыд. Дети очень стыдятся алкоголизма в семье, скрывают, из-за этого порой разрушаются взаимоотношения с товарищами. Вот совершенно реальный случай: один мальчик лет 12, отличник и умница, самостоятельный, заботящийся о младшем брате, помогающий маме, не приглашал домой друзей из-за алкоголизма отца.

Однажды он все же позвал в гости одноклассника, так как был уверен, что в это время отца точно дома не будет. А отец был – лежал, пьяный, посреди комнаты… Но так как одноклассник не знал отца своего друга в лицо, то тот соврал – мол, «Приехал дядя из деревни, не обращай внимания…»

Так столь сильные переживания могут привезти к разрыву отношений с отцом. Но стыдиться ребенок не должен, это ведь не его поступки! А стыд укореняется, и не случайно – наше общество поощряет стыд: «Как тебе не стыдно!», «Постыдился бы»… Но ведь стыд ничего к лучшему не меняет, не такое уж это и положительное чувство.
Есть «здоровое чувство стыда» – за реальный проступок, который можно искупить (извиниться, раскаяться…). А есть чрезмерное или необоснованное, и его уже не искупишь – именно оно и возникает у ребенка из алкогольной семьи.
Еще одно чувство – гнев. Ребенок злится на взрослых и на себя, и к хорошему это не приводит. Само по себе это естественное чувство, но в данном контексте оно превращается в нездоровое - тягостное, разрушительное.
И злость, конечно, не помогает – никому в семье не легче от того, что ребенок злится на отца.

Этому ребенку надо помочь разобраться со злостью, помочь найти здоровые способы выведения злости вовне. Не надо запрещать гневаться, надо дать новую модель – как гневаться здоровым образом. Например, это может быть двигательная разрядка в спортивной секции…

И, наконец, привычным переживанием этого ребенка становится печаль, подавленность. Пьющий родитель может казаться холодным и не любящим. Но именно что «казаться» — на самом деле он любит ребенка, просто в силу своей болезни не может любовь показать. А дети ищут любви, и тогда неутоленный голод по теплу переходит в печаль… Ребенок уже ничего не ждет, он словно сдается.

Info

Info

Duis autem vel eum iriure dolor in hendrerit in vulputate velit esse molestie consequat, vel illum dolore eu feugiat nulla

Duis autem vel eum iriure dolor in hendrerit in vulputate velit esse molestie consequat, vel illum dolore eu feugiat nulla

III.I. Роли детей в алкогольных семьях

Потерянный ребенок

Облегчает жизнь себе и своим близким тем, что становится незаметным. Такие дети рано приучаются обслуживать сами себя, держатся и дома, и в школе изолированно, однако, успеваемость поддерживают на достаточно высоком уровне, так как боятся доставить родителям лишние хлопоты. Выбор такой роли позволяет ребенку не привлекать к себе внимание пьющих родителей. Он может тихо сидеть в углу или своей комнате (чтобы не мешать взрослым заниматься своими делами), превращаясь в «пустое место». Психологический уход от неприглядной действительности обусловлен тем, что «потерянному ребёнку» легче жить в придуманном мире. У таких детей возникает комплекс неполноценности, чувство ущербности. Став взрослыми, «потерянные дети» стремятся уступать, жертвовать своими интересами в пользу более значимых, по их мнению, людей. Часто такие люди попадают в секты, начинают раннюю половую жизнь, становятся фанатами кумиров. Подобное поведение со временем может трансформироваться в серьезные отклонения в поведении, требующие вмешательства специалистов (анорексия, самоувечье и т. п.). Нереализованная потребность в любви обуславливает их чрезмерную восприимчивость к любым знакам внимания, делая их просто прилипчивыми.

Талисман

Использует шутки и дурачества, чтобы привлечь к себе внимание взрослых и в тоже время сохранить «секрет семьи». Такие дети все время шутят, все и всех высмеивают, говорят глупости, переключая внимания окружающих с серьезных тем на незначительные. Не имея примера адекватного способа преодоления трудностей, ребенок использует стратегию игнорирования проблемы, защищается смехом. Повзрослев, но так и не научившись продуктивно разрешать критические ситуации, «талисман» прибегает с этой целью к алкоголю и другим психотропным средствам. Со временем к такому ребенку перестают относиться всерьез, поэтому он испытывает трудности в установлении глубоких доверительных контактов с другими людьми.




Герой семьи

Это ребенок, который берет на себя выполнение некоторых обязанностей зависимого и/или созависимого взрослого. Такие дети отличаются высокими достижениями в учебе, серьёзностью, аккуратностью. Они рано утрачивают детскую непосредственность, легкомыслие, становясь не по годам серьёзными, скованными и напряженными. Однако, как бы тяжело ни напрягались такие дети, пробуя сохранить семью, усилия не приводят к изменению семейной ситуации. Ребенок начинает испытывать чувство вины за свою несостоятельность, что приводит к снижению самооценки. Для преодоления чувства неполноценности ребенок продолжает «нагружать» себя еще больше, но это ощущение не исчезает до конца. В будущем такой ребенок будет занят поиском человека, о котором можно заботиться в ущерб собственным потребностям. Например, идеально подходит на эту роль зависимый от алкоголя партнер. В иной ситуации потребность компенсировать пропущенное детство может побудить повзрослевших «героев» пуститься «во все тяжкие».

Козел отпущения

Ребенок, исполняющий такую роль, достаточно точно соответствует стереотипам о том, какими бывают дети из алкогольных семей. С целью привлечения к себе внимания родителей такие дети используют весь репертуар негативных форм поведения (низкая успеваемость, злоупотребление алкоголем, наркотиками, мелкие кражи, хулиганство и другое). Данная модель поведения помогает ребенку сбросить накопившуюся агрессию, а также хотя бы временно объединить зависимого и созависимого родителей общими переживаниями. И главное - фокусирование родительских усилий на решении педагогических проблем является попыткой ребенка отвлечь родителей от пьянства. Однако девиантное поведение осложняет адаптацию повзрослевших «бунтовщиков» в семье, на работе, в обществе, что зачастую приводит их к алкоголизации, совершению правонарушений и преступлений.

Многие дети из семей алкоголиков с трудом адаптируются в обществе. В одних случаях, это может проявляться в форме конфликтного поведения (с членами семьи, взрослыми, сверстниками), агрессивности по малейшему поводу или как потребность контролировать товарищей, комментировать и критиковать их поведение. Другие дети из алкогольных семей, напротив, могут быть невероятными тихонями, отстающими в учёбе, играх, всего боящимися, легко поддающимися влиянию. Некоторые из детей отличаются тем, что берут на себя ответственность за всё и вся, являясь своего рода «гарантами справедливости», понимаемой в границах присущих возрасту представлений. Приспосабливаясь к жизни в алкогольной семье, дети берут на себя определенные роли.

БОЛЬНОЙ

Выбор этой роли может быть обусловлен как реальным хроническим заболеванием ребенка, так и соматизацией психологических проблем. Болезнь позволяет ребенку переключить на себя внимание родителей. В первом случае ребенок может бессознательно сопротивляться попыткам его лечения, так как в случае выздоровления он не сможет больше отвлекать родителей от алкоголя своим плохим самочувствием. Часто выздоровевшие дети в алкогольной семье выглядят еще более неухоженными (семья ничего «не выигрывает» от выздоровления ребенка). Во втором случае болезнь ребенка выполняет функцию защиты: болезнь позволяет получить дополнительное внимание к себе и избежать агрессивного давления.


В «здоровых» семьях дети также берут на себя те или иные роли, соответствующие их возрасту и личности. Однако в алкогольных семьях этот процесс нарушен, так как роли принимаются детьми не спонтанно и естественно, а как ответная реакция на алкогольную зависимость или связанные с нею проблемы. К тому же описанные роли имеют общую особенность – это эмоциональное состояние детей, в котором доминируют чувства страха, стыда, вины, душевная боль.

Глава IV


Насилие в алкогольных семьях

циклы насильственного поведения и их характеристики

Насилие в семье развивается с определённой цикличностью.

Выделяют следующие фазы:

Рост напряжения

Рост напряжения – отдельные вспышки оскорблений. На этой стадии созависимые обычно реагируют спокойно, стараясь разрядить обстановку или пытаются защитить свое положение в семье. Оба партнера могут оправдывать поведение мужчины его реакцией на стресс из-за работы, денег и т.д. С ростом напряжения способности созависимого балансировать становятся все слабее. Именно на этой стадии для созависимого необходимо найти эффективную поддержку и помощь.

Острое насилие

Острое насилие – всплеск напряжения в самой негативной форме. Припадки гнева настолько сильны, что обидчик не может отрицать их существование, а созависимый не может отвергать, что они имеют на него сильное влияние. Хотя созависимый обычно заранее чувствует приближение такой ситуации, растут страх и депрессия, но насильник выбирает насильственный способ отношений и поэтому поведение жертвы ничего не меняет. После этого обычно наступает либо отрицание серьезности инцидента, либо наоборот, обращения в милицию, за медицинской помощью. На этой стадии созависимому необходимо помочь осознать, что предугадываемого, ожидаемого акта насилия можно и нужно избежать – уйти из дома, укрыться, позвать на помощь друзей

"Медовый месяц"

В этом периоде мужчина может быть добрым, любящим, виноватым, обещать никогда не повторять насилие или наоборот, обвинять созависимого в том, что это он спровоцировал насилие. В данный период жертва счастлива, верит, что этот человек изменится. Это время, когда созависимому труднее всего уйти, но необходимо помнить: однажды случившись, насилие, скорее всего, будет продолжаться с неизменным усилением. Постепенно время прохождения полного цикла сокращается от нескольких месяцев до нескольких дней

Последствия насилия с учетом возрастных оcобенностей ребенка

для детей до 3-х лет

фобии, спутанность чувств, нарушения сна, расстройства аппетита, страх перед чужими людьми, сексуальные игры

для дошкольников

тревога, боязливость, спутанность чувств, чувство вины, стыда, чувство беспомощности, испорченности, в поведении отмечаются отстраненность, агрессивность, сексуальные игры, мастурбация

для детей младшего школьного возраста

амбивалентные чувства по отношению к взрослым, сложность в определении семейных ролей, страх, чувство вины, стыда, чувство беспомощности, испорченности, недоверия к миру, в поведении отмечается отстраненность от людей, нарушение сна, аппетита, агрессивность, ощущение «грязного тела», молчаливость или неожиданная разговорчивость, сексуальные действия с другими детьми

для детей 9-13 лет

проявления, как и у младших школьников, а также депрессия, чувство потери ощущений, стремление к изоляции, противоречивое поведение

для детей 13-18 лет

отвращение, стыд, вина, недоверие, амбивалентные чувства по отношению к взрослым, сексуальные нарушения, несформированность социальных ролей, чувство собственной ненужности, в поведении отмечаются попытки суицида, уходы из дома, агрессивное поведение, избегание телесной и эмоциональной интимности, непоследовательность и противоречивость поведения [10]

Насилие, пережитое в детстве в алкогольной семье, приводит к долгосрочным последствиям, влияющим на всю дальнейшую жизнь молодого человека. Это может оказать воздействие на формирование специфических семейных отношений, особых жизненных сценариев, развитию склонности к агрессии и проявлению насилия в собственной семье .

Многочисленные исследования свидетельствуют о существовании тесной взаимосвязи между употреблением алкоголя и вербальной агрессией, агрессивными мыслями, насилием в семье, насильственным травматизмом, сексуальной агрессией, убийствами и самоубийствами. Большинство современных исследований данной проблемы свидетельствуют о том, что связанная с алкоголем агрессия является результатом комплексного взаимодействия индивидуальных и социокультуральных факторов, а также алкогольных ожиданий, которые вступают в связь с фармакологическими эффектами алкоголя и могут либо способствовать, либо препятствовать агрессии. Многочисленными популяционными исследованиями установлено, что даже незначительное снижение уровня потребления алкоголя сопровождается снижением уровня преступности в целом и насильственной преступности в частности.

Алкоголь вызывает дозозависимое изменение уровня центральных нейротрансмиттерных соединений и гормонального статуса, которые в свою очередь влияют на познавательные процессы, сужая поле восприятия. Этот феномен получил название алкогольной миопии.

По мере усиления опьянения, восприятие концентрируется только на отдельных элементах ситуации при затруднённом целостном восприятии. Это приводит к изменению реагирования, которое зависит от того, какой аспект ситуации попал в суженный фокус восприятия. Таким образом, повышается вероятность неадекватной интерпретации контекста ситуации, что вызывает агрессивный ответ на нее.
Кроме того, алкоголь нарушает логическое мышление и затрудняет использование когнитивных механизмов, направленных на торможение агрессивного ответа и замещение его социально приемлемым поведением. В трезвом состоянии человек может справиться с раздражительностью и агрессивностью другого человека, рассматривая его поведение в более широком контексте. Алкоголь нарушает способность видеть ситуацию в целом, отвечать на нее рациональным образом и повышает агрессивный потенциал.

Жертвами насильственных действий в алкогольных семьях становятся не только взрослые, но и дети. Более чем в 50 % случаев нанесения детям телесных повреждений, они подвергались физическому насилию со стороны своих же родителей, причем отцы и матери замешаны в этом примерно поровну.

Сексуальное насилие в 95 % совершается мужчинами, причем не родными отцами девочек (отчимы совершали такое насилие в 5 раз чаще, чем биологические отцы).
Явная и скрытая сексуальная агрессия – довольно частое явление в алкогольных семьях. Например, если девочка вынуждена часто заменять свою зависимую от алкоголя мать в выполнении хозяйственных дел, в заботе о младших братьях и сестрах, то однажды может случиться, что она заменит жену своему отцу в его сексуальных домогательствах. Под сексуальным оскорблением можно понимать не только явное сексуальное насилие, но и скрытое посягательство на свободное сексуальное развитие. J. G. Woititz считает, что в алкогольных семьях, даже при отсутствии явного сексуального насилия, присутствует тонкая скрытая сексуальная агрессия, которая нарушает развитие сексуальности ребенка, мешает приобретению им собственного опыта в этом направлении.

В алкогольных семьях дети подвергаются не только жестокому обращению, которое предполагает умышленное нанесение физических и психологических травм, но и психологической жестокости.

В таких семьях отсутствует забота о детях в целом. Часто зависимые родители оставляют детей без присмотра, что приводит
к несчастным случаям,
бытовым отравлениям
и другим, опасным для
жизни и здоровья ребенка
последствиям

Глава IV.

Социально-психологические особенности молодых людей с синдромом взрослых детей алкоголиков

К сожалению, для детей, чьи родители злоупотребляют алкоголем, этот опыт не проходит бесследно.

По мнению З. Соболевской (Польша), созависимость является способом реагирования на стрессовые ситуации сосуществования с алкоголиком, что приводит к прогрессирующему участию в этой болезни проживающих с алкоголиками членов семьи, в том числе детей. Все это способствует формированию синдрома взрослого ребенка алкоголика (ВРА).
Синдром взрослого ребенка алкоголика (ВРА) определяется как комплекс личностно закреплённых схем социально-психологического функционирования, сформированных в ситуации проживания в алкогольной семье. Данный синдром значительно затрудняет социальную адаптацию.
Основными источниками развития синдрома взрослого ребенка алкоголика считаются три фактора:
1) постоянное проживание в ситуации острого, хронического стресса;
2) нарушение связи со значимыми близкими людьми и перманентное неудовлетворение потребностей;
3) пренебрежительное отношение родителей к личностному развитию ребенка

+ инфо

Проявления синдрома ВРА многогранны, так как находят выражение в трансформации всех сфер жизни молодого человека. Прежде всего, это сложности в отношениях с людьми, неумение справляться с жизненными трудностями, а также проблемы определения собственных потребностей и переживаний, личностные нарушения (низкая самооценка, склонность к суициду и др.), негативные изменения эмоциональной сферы (депрессивность, раздражительность, личностная тревожность и др.), склонность к алкоголизации и другим формам зависимого поведения [1, 2]. Немецкие психологи указывают на ряд прямых и косвенных последствий взросления детей в алкогольной семье. Lacher и Wittchen отмечают рост риска появления психических расстройств у ребенка. Опасность возникновения посттравматического синдрома у молодых людей и девушек в семье с пьющим отцом возрастает в 5,53 раза, возникновение расстройства ролевого репертуара – в 5,15 раз. Опасность развития наркотической зависимости у молодых людей из семей с пьющим отцом возрастает в 4,13 раза, а с пьющей матерью – в 7,8 раз. При этом если алкоголем злоупотребляют оба родителя, риск увеличивается в 16,7 раз. У детей, взрослеющих в условиях созависимости, в 2-3 раза возрастает риск возникновения пищевых расстройств [3].

Большинство исследователей сходятся в том, что условно группу ВДА можно разделить на три части. Одна третья часть взрослых детей алкоголиков становятся зависимыми, как и их родители (причем для мужчин риск алкоголизации в будущем, в случае проживания с зависимым родителем, в 7–8 раз выше). Вторая треть – уже с юности страдает теми или иными психосоматическими заболеваниями, невротическими расстройствами по причине «тяжелого» детства. И только одной трети взрослых детей алкоголиков, как отмечают немецкие и польские исследователи, удается выйти из этой ситуации более или менее сохранными [15]. Кроме того, по мнению немецких ученых, если родители, до исполнения ребенку 8-9 лет, перестают злоупотреблять алкоголем и воспитывают детей в тепле и заботе, то к 18 годам ребенок не отличается от своих сверстников наличием специфических психологических проблем [5] .

инфо

Опыт переживания ненормативного семейного кризиса взрослыми детьми алкоголиков

В процессе переживания ненормативного семейного кризиса, обусловленного алкоголизмом родителя(ей), у ребенка (подростка) накапливается субъективный опыт переживания. Он включает в себя все то, что было когда-то пережито в родительской семье и осталось в памяти. Это воспоминания из детства (отрочества, юности), отражающие особенности ситуации в семье, семейные конфликты и неурядицы, поведение родителей, собственные реакции ребенка, особенности детско-родительских и супружеских отношений, а также эмоции и чувства, сопровождающие эти воспоминания. Это также способы совладающего поведения и ресурсы, которые использовал ребенок, чтобы справиться с критической ситуацией злоупотребления алкоголем в семье.

Таким образом, опыт переживания семейного кризиса – это совокупность сохраненных в памяти человека образов и представлений, являющихся результатом процесса переживания критической ситуации, обусловленной кризисом родительской семьи. По мере взросления накопленный в алкогольной семье опыт переживания приобретает определенную структуру и содержание, становится «внутренней базой», основой при оценке и выборе линии поведения при переживании аналогичных событий в дальнейшей жизни.

Опыт переживания определяет сформировавшиеся в результате переживания ненормативного семейного кризиса знания, убеждения, суждения, ценности, влияет на представления о семейной жизни и процесс формирования своей собственной семьи, обуславливает соответствующие поведенческие реакции и способы межличностного взаимодействия. Он имеет сложную структуру и может быть представлен в виде следующих интегративных компонентов:

эмоционально-когнитивный компонент – формируется в результате систематизации сохраненных в памяти эмоций и чувств, представлений и ценностей, связанных с семейным кризисом и его субъектами. В опыте переживания он представлен системой ценностносмысловых отношений личности и включает в себя интерпсихический аспект (отношение члена семьи к кризису в семье и друг другу, другим людям) и интрапсихический аспект (отношение к самому себе, как субъекту кризиса);

когнитивно-поведенческий компонент обеспечивается сложными когнитивными процессами, работой по переосмыслению и преобразованию критической ситуации с учетом имеющегося опыта преодоления, а также внутренних и внешних ресурсов;

эмоционально-поведенческий компонент характеризуется тем, что поведение человека в кризисной ситуации недостаточно продумано и осознано, проявляется в форме «автоматизмов», включающихся в ответ на определенное эмоциональное состояние. Важным компонентом структуры опыта переживания семейного кризиса являются показатели его эффективности и продуктивности. В качестве таковых мы рассматриваем: степень осмысленности жизни и уровень психологического благополучия личности, пережившей ненормативный кризис родительской семьи.

Компоненты опыта переживания находятся в состоянии тесного взаимодействия и взаимообмена, что обеспечивает возможность его (опыта) рефлексии и перестройки. В результате этих процессов формируются константная (более стабильная) и активная (меняющаяся) части опыта переживания, благодаря этому опыт пережитого в некоторой степени поддается воздействию и может быть трансформирован (например, в процессе оказания ВДА профессиональной психологической помощи).

инфо

Факторы, определяющие психологическое благополучие взрослых детей алкоголиков

Факторы, определяющие психологическое благополучие взрослых детей алкоголиков:

- принятие своего прошлого, а вместо чувства неудовлетворенности от собственной жизни, окружающего мира и самого себя (которое сопровождается тяжелыми негативными переживаниями)

- поиск положительных аспектов жизни, акцентирование внимания именно на них, переоценка пережитого как важного опыта преодоления, стремление изменить свою жизнь к лучшему;

- позитивное отношение к себе, проявление активности, стремление к личностному росту и самореализации, расширение сферы интересов;

- осознание того факта, что обвинение родителей не приносит позитивных результатов (а лишь порождает стыд, обиду, вину, раздражительность, злобу, ощущение несчастья, негативные установки, разрушающие жизнь), поэтому неудовлетворенность ситуацией в родительской семье можно воспринимать как стимул к работе над собой и над позитивной моделью собственной семьи;

- стремление в трудных жизненных ситуациях обращаться за помощью и поддержкой к другим людям, искать дополнительные ресурсы, а не полагаться только лишь на собственные силы;

- развитие ответственности за свою жизнь, планирование и достижение таких целей, которые могут вывести жизнь на качественно новый интересный этап, а также значительно повлиять на уровень личностного развития;

- стремление к оптимизму, поиску позитивных моментов в жизни, вере в свой успех. При этом оптимизм мы понимаем не как попытку «закрыть глаза» на трудности, а как уверенность в том, что все они преодолимы, как умение человека взять верх над внешними обстоятельствами за счет внутренних резервов души, как проявление сильной воли, уверенности в себе и доброжелательности по отношению к окружающим.

Кроме этого, для сохранения психологического благополучия детям из алкогольных семей очень важно найти в своем окружении позитивную личность, с которой можно брать пример, стремиться выстраивать конструктивные отношения с братом или сестрой (если таковые имеются), оказывать поддержку друг другу. Дети не виноваты в семейном насилии. Важно не стесняться семейных проблем и при необходимости - не утаивать от родственников (друзей) факты насилия в семье, а обращаться за помощью. Также можно развивать конструктивные навыки поведения в ситуации насилия или внешнего давления, стремиться защищать свои интересы и взгляды, отстаивать свои личные границы.

Хотелось бы особо подчеркнуть, что важным условием эффективности как диагностики, так и терапии ВДА является осознание того, что взрослые дети алкоголиков несут в себе не только широкий диапазон трудностей, но также они обладают огромным потенциалом, приобретенным в результате взросления в условиях длительного стресса. Эти люди приобрели в детстве определенный опыт (насилие, неясность ролей, размытость функций, эмоциональные манипуляции и т.п.), опираясь на который избрали определенную стратегию выживания, обеспечившую возможность перенести страдания. Пережитый опыт позволяет им мобилизоваться и быть «вооруженными» в тех жизненных ситуациях, которые несут в себе угрозу.


Глава VI.
Диагностическая работа

VI.I. Диагностика детей дошкольного возраста:

  • Карта наблюдений Д. Стотта

  • Методика де Греефе

Цель исследования: определить характер самооценки ребенка.

Материал и оборудование: лист бумаги, ручка или карандаш.

Процедура исследования

В индивидуальной беседе ребенку показывают нарисованные на листе бумаги три одинаковых кружка и говорят: «Перед тобой три кружка: первый кружок обозначает твоего воспитателя, второй - тебя самого, третий - твоего друга (назвать имя). От каждого кружка надо опустить вниз линию. От того, кто из вас самый умный, надо опустить самую длинную линию; от того, кто самый глупый - самую короткую; от того, кто средний - среднюю». После выполнения этого задания ребенка просят объяснить свое решение.


  • Программа наблюдения за эмоциональными проявлениями детей (Й. Шванцара)

Автор рекомендует подвергнуть особому вниманию такие эмоциональные проявления детей, как сверхчувствительность, возбуждаемость, капризность, боязливость, плаксивость, злобность, весёлость, завистливость, ревность, обидчивость, упрямство, жестокость, ласковость, сочувствие, самомнение, агрессивность, нетерпеливость. С помощью систематически, регулярно проводимых наблюдений можно своевременно выявить также признаки психического напряжения и невротические тенденции.

Признаки психического напряжения и невротических тенденций.

1. Грызёт ногти.

2. Сосёт палец.

3. Отсутствие аппетита.

4. Разборчив в еде.

5. Засыпает медленно и с трудом.

6. Спит неспокойно

7. Встаёт в плохом настроении и неохотно.

8. Жалуется на головные боли.

9. Жалуется на боли в животе.

10. Часто бывает рвота.

11. Часто бывают головокружения.

12. Заикается.

13. Чрезмерно потеет.

14. Краснеет, бледнеет.

15. Легко пугается.

16. Часто дрожит от возбуждения или волнения.

17. Часто плачет.

18. Часто моргает.

19. Дёргает рукой, плечом и т.п.

20. Недержание мочи (днём или ночью).

21. Недержание стула (днём или ночью).

22. Припадки злости.

23. Играет с какой-либо частью тела.

24. Боится за своё здоровье.

25. Бывает, что замечтается и мысли его где-то далеко.

26. Не умеет сосредоточиться на чём-то.

27. Озабоченность (чем?).

28. Очень тревожен.

29. Старается всегда быть тихим.

30. Боится темноты.

31. Часто видит во сне фантастические предметы.

32. Боится одиночества.

33. Боится животных (каких?).

34. Боится чужих людей.

35. Боится шума.

36. Боится неудачи (в чём?).

37. Часто испытывает чувство стыда, позора или вины.

38. Испытывает чувство неполноценности.

Результаты наблюдений целесообразно представить в виде оценочной шкалы. По вертикали перечисляют эмоциональные проявления ребёнка, а по горизонтали отмечается степень выраженности каждого из них (0 – отсутствие эмоционального проявления; 1 – минимальное проявление; 2 – среднее; 3 – значительное проявление; 4 – крайне яркое проявление). В итоге создаётся профиль чувственных проявлений конкретного ребёнка.

  • Проективная методика «Страхи в домиках» (А.И. Захаров)

  • Тест тревожности «Выбери нужное лицо» (Р. Тэммпл, М. Дорки, В. Амен)

  • ШКАЛА ПРИВЯЗАННОСТИ РЕБЕНКА К ЧЛЕНАМ СЕМЬИ

При выборе ответов на нижеприведенные пункты шкалы привязанности ребенка необходимо подчеркнуть только один ответ на каждый пункт. Варианты ответов заключены в скобки.

Если бы я был(а) волшебником, то...

1. Я бы никогда не расставался(лась) с (мамой, папой,

братом, сестрой, дедушкой, бабушкой).

2. Я бы ходил(а) по пятам невидимкой за (мамой,

папой, братом, сестрой, дедушкой, бабушкой).

3. Я бы придумывал(а) сны, где всегда был(а) бы (мама, папа, брат, сестра, дедушка, бабушка).

4. Я бы поделился(лась) своим волшебством с (мамой, папой, братом, сестрой, дедушкой, бабушкой).

5. Я бы подарил (а) необычный подарок (маме, папе, брату, сестре, дедушке, бабушке).

6. Я бы создал(а) сказочную машину для (мамы, папы, брата, сестры, дедушки, бабушки).

7. Я бы построй л (а) самый красивый дворец для (мамы, папы, брата, сестры, дедушки, бабушки).

8. Я бы взял(а) с собой на необитаемый сказочный остров (маму, папу, брата, сестру, дедушку, бабушку).

9. Я бы испек(ла) самый вкусный пирог для (мамы, папы, брата, сестры, дедушки, бабушки).

10. Я бы одел(а) в самый лучший наряд (маму, папу,

брата, сестру, дедушку, бабушку).

После ответов ребенка на все 10 пунктов подсчитывается общее количество выборок каждого члена семьи. Для простоты подсчета приравнивается одна выборка к одному баллу. Эти выборки ранжируются.

Как правило, член семьи, набравший наибольшее количество баллов, является тем, к кому больше всего привязан ребенок. Член семьи, набравший наименьшее количество баллов или не набравший ни одного балла, чаще всего является источником дискомфорта для ребенка в семье.

Например: из 10 возможных вариантов ответов ребенок, живущий вместе с мамой, папой и младшей сестрой, 7 раз отдал предпочтение маме, 3 раза — папе и ни одного раза — сестре.

Вывод: этот ребенок очень привязан к маме, гораздо меньше — к папе и явным источником его дискомфорта является младшая сестра, к которой, по всей вероятности, он испытывает ревность и чувство соперничества. Не исключено, что низкая привязанность к папе связана с тем, что папа отдает предпочтение сестре.

(Баркан А. И. Практическая психология для родителей, или Как научиться понимать своего ребенка. М., 1999.)


Диагностическая работа

VI.II. Диагностика детей младшего школьного возраста:

  • Детский апперцептивный тест ( CAT ) (Л. Беллак)

  • Методика диагностика самооценки Дембо-Рубинштейн

Методика диагностика самооценки Дембо-Рубинштейн в модификации А.М. Прихожан основана на непосредственном оценивании (шкалировании) школьниками ряда личных качеств, таких как здоровье, способности, характер и т.д.

Обследуемым предлагается на вертикальных линиях отметить определенными знаками уровень развития у них этих качеств (показатель самооценки) и уровень притязаний, т.е. уровень развития этих же качеств, который бы удовлетворял их.

Каждому испытуемому предлагается бланк методики, содержащий инструкции и задание.

Ход выполнения задания

Инструкция

Любой человек оценивает свои способности, возможности, характер и др. Уровень развития каждого качества, стороны человеческой личности можно условно изобразить вертикальной линией, нижняя точка которой будет символизировать самое низкое развитие, а верхняя - наивысшее. На следующей странице изображены семь таких линий. Они обозначают:

1) здоровье;

2) ум, способности;

3) характер;

4) авторитет у сверстников;

5) умение многое делать своими руками, умелые руки;

6) внешность;

7) уверенность в себе.

Под каждой линией написано, что она означает. На каждой линии чертой (-) отметьте, как вы оцениваете развитие у себя этого качества, стороны вашей личности в данный момент времени. После этого крестиком (х) отметьте, при каком уровне развития этих качеств вы были бы удовлетворены собой или почувствовали гордость за себя.

Задание

Изображено семь линий, длина каждой - 100 мм, с указанием верхней, нижней точек и серединой шкалы. При этом верхняя и нижняя точки отличаются заметными чертами, середина - едва заметной точкой. Методика может проводиться как фронтально - с целым классом (или группой), так и индивидуально. При фронтальной работе необходимо проверить, как каждый ученик заполнил первую шкалу. Надо убедиться, правильно ли применяются предложенные значки, ответить на вопросы. После этого испытуемый работает самостоятельно. Время, отводимое на заполнение шкалы вместе с чтением инструкции, 10-12 мин.

Обработка результатов

Обработка проводится по шести шкалам (первая, тренировочная - "здоровье" - не учитывается). Каждый ответ выражается в баллах. Как уже отмечалось ранее, размеры каждой шкалы 100 мм, в соответствии с этим ответы школьников получают количественную характеристику (напр., 54 мм = 54 баллам).

1. По каждой из шести шкал определить:

а) уровень притязаний - расстояние в мм от нижней точки шкалы ("О") до знака "х";

б) высоту самооценки - от "0" до знака "х";

в) значение расхождения между уровнем притязаний и самооценкой - расстояние от знака "х" до знака "-", если уровень притязаний ниже самооценки, он выражается отрицательным числом.

2. Рассчитать среднюю величину каждого показателя по всем шести шкалам.

Оценка и интерпретация отдельных параметров

В нижеприведенной таблице даны количественные характеристики уровней притязаний и самооценки, полученные для учащихся 7-10 классов городских школ (около 900 чел.)


Уровень притязаний

Норму, реалистический уровень притязаний характеризует результат от 60 до 89 баллов. Наиболее оптимальный - сравнительно высокий уровень - от 75 до 89 баллов, подтверждающий оптимальное представление о своих возможностях, что является важным фактором личностного развития. Результат от 90 до 100 баллов - обычно удостоверяет нереалистическое, некритическое отношение детей к собственным возможностям. Результат менее 60 баллов свидетельствует о заниженном уровне притязаний, он - индикатор неблагоприятного развития личности.

Высота самооценки

Количество баллов от 45 до 74 ("средняя" и "высокая" самооценка) удостоверяют реалистическую (адекватную) самооценку.

Количество баллов от 75 до 100 и выше свидетельствует о завышенной самооценке и указывает на определенные отклонения в формировании личности. Завышенная самооценка может подтверждать личностную незрелость, неумение правильно оценить результаты своей деятельности, сравнивать себя с другими; такая самооценка может показывать на существенные искажения в формировании личности - "закрытости для опыта", нечувствительности к своим ошибкам, неудачам, замечаниям и оценкам окружающих. Количество баллов ниже 45 указывает на заниженную самооценку (недооценку себя) и свидетельствует о крайнем неблагополучии в развитии личности. Эти ученики составляют "группу риска", их, как правило, мало. За низкой самооценкой могут скрываться два совершенно разных психологических явления: подлинная неуверенность в себе и "защитная", когда декларирование (самому себе) собственного неумения, отсутствия способности и т.п. позволяет не прилагать никаких усилий.


Диагностическая работа

VI.III. Диагностика детей подросткового возраста:

  • Незавершенные предложения

  • Опросник «Шкала психологического благополучия» К. Рифф (адаптация Т.Д. Шевеленковой, П.П. Фесенко)

  • Проективная методика

Проективная методика «Человек под дождем»

Цель методики: диагностика особенностей совладания со сложными ситуациями, готовность человека справляться с трудностями, а также применяемые защитные механизмы.

Инструкция: предлагаем ребенку чистый вертикально расположенный лист бумаги и даем первую инструкцию: «Нарисуйте человека». После того, как человек выполнил задание, даем ему другой лист и предлагаем нарисовать человека под дождем. Для чего это нужно? Первое задание отражает представления человека о себе в обычной ситуации, а второе - в неблагоприятной.

Положение рисунка на листе.

Верх-низ:
Если рисунок расположен преимущественно в верхней части листа, это может означать, что у человека высокая самооценка, он недоволен своим положением в обществе, ему не хватает признания. Если при расположении в верхней части листа фигура очень маленькая, то человек считает себя своего рода непризнанным гением.

Если рисунок располагается большей частью в нижней части листа, то у его автора может быть низкая самооценка, неуверенность в себе, подавленность, нерешительность, страхи, связанные с самопредъявлением, незаинтересованность в своем положении в обществе.

Положение рисунка по горизонтальной оси (лево-право): если рисунок расположен больше в левой части, человек больше опирается на прошлый опыт, склонен к самоанализу, нерешителен в действиях, пассивен; если большая часть рисунка располагается в правой части листа, то перед нами человек действия, который реализует задуманное, активен и энергичен.

Оценка характера линий: легкие линии - недостаток энергии, скованность; линии с нажимом - агрессивность, властность, настойчивость, тревожность; неровный нажим импульсивность, нестабильность, тревога.

Контуры фигуры: неотрывные линии - изоляция; разрыв контура - сфера конфликта; много острых углов - агрессивность, плохая адаптация; двойные линии - тревога, страх, подозрительность; штриховка зона тревожности.

В проективной методике «Человек под дождем» немаловажно, как изображена фигура человека: повернута влево - внимание сосредоточено на себе, своих мыслях, переживаниях в прошлом; повернута вправо - автор рисунка устремлен в будущее, активен; виден затылок, человек изображен спиной - проявление замкнутости, уход от решения конфликтов.

Если человек изображен бегущим, автор рисунка хочет убежать от проблем. Шагающий человек означает хорошую адаптацию. Если человек на рисунке стоит неустойчиво, это может означать напряжение, отсутствие стержня, равновесия.

Фигура из палочек указывает на негативизм, сопротивление методике. Чрезмерно детские, игровые рисунки говорят о потребности в одобрении. Рисунки-шаржи означают желание избежать оценочных суждений в свой адрес, переживание неполноценности, враждебности.

Средства защиты от дождя.

Зонт, головной убор, плащ и т.д. — это символы защитных механизмов, способов справляться с неприятностями. Очень большой зонт означает созависимость с родителями, желание в трудной ситуации получит поддержку от авторитетных лиц. Отсутствие шляпы, зонта и других средств защиты говорит о плохой адаптированности и потребности в защите. Шляпа на голове — потребность в защите от вышестоящих.

Фон, окружение.

По линиям, которыми изображен дождь, можно судить об отношении автора рисунка к окружающей среде. Уравновешенные, одинаковые штрихи, в одну сторону, говорят о сбалансированной окружающей среде. Беспорядочные штрихи - окружающая среда тревожная, нестабильная. Вертикальные штрихи говорят об упрямстве, решительности. Короткие, неровные штрихи по всему полю и отсутствие всех защит указывает на тревогу и восприятие окружающей среды как враждебной.

Лужи символизируют нерешенные проблемы. Нужно обратить внимание, слева или справа от персонажа находятся лужи: если слева, значит, человек видит проблемы в прошлом, если справа - предвидит их в будущем. Если человек стоит в луже, это может означать неудовлетворенность, потерю ориентиров.
Дополнительные предметы, изображенные на рисунке (фонарь, солнце и т.д.), обычно символизируют значимых людей для автора рисунка.

Тело.
Голова - сфера интеллекта и контроля. Непропорционально большая голова говорит об убежденности испытуемого в значимости мышления. Маленькая голова - переживание интеллектуальной неадекватности, неполноценности.

Шея - связь разума с чувствами. Чрезмерно крупная шея говорит о том, что рисующий сознает свои телесные импульсы и старается их контролировать. Длинная, тонкая шея означает торможение в осознавании своих телесных импульсов. Короткая толстая шея - рисующий делает уступки своим слабостям, желаниям. Шея перевязана платком - разрыв связи между разумом и чувствами.

Плечи - признак физической силы. Чем больше плечи, тем больше потребность во власти, признании. Плечи мелкие - ощущение собственной малоценности, ничтожности. Покатые плечи - уныние, отчаяние, чувство вины.

Туловище чрезмерно крупное - наличие неудовлетворенных потребностей, желаний. Тело квадратное - признак мужественности. Тело очень маленькое - чувство унижения, малоценности.

Лицо показывает отношение к миру, важно обратить внимание на выраженность тех или иных черт. Лицо подчеркнуто - сильная озабоченность отношениями с другими, своим внешним видом. Лицо спрятано под полями шляпы или закрыто зонтом или не прорисовано - стремление избегать неприятных воздействий.

Большие, заштрихованные глаза говорят о наличии страхов, желании контролировать внешнюю среду. Маленькие глаза-точки (палочки) - погруженность в себя, избегание визуальных стимулов. Ресницы - кокетливость, демонстративность.

Большие уши - чувствительность к критике, заинтересованность в положительном мнении окружающих. Уши маленькие, отсутствие ушей - избегание критики, нежелание слушать о себе плохое.

Конечности, руки - символ межперсонального взаимодействия. Широко раскрытые руки, ладонями вперед говорят об открытости, стремлению к действиям. Если руки шире у запястий, чем у плечей, это говорит об импульсивности в действиях. Если руки изображены отдельно от тела - импульсы тела для рисующего неподконтрольны. Руки за спиной означают нежелание уступать, однако агрессия находится под контролем. Руки слишком длинные - большие амбиции. Руки напряжены и прижаты к телу - ригидность, неповоротливость, напряжение. Отсутствие рук - нежелание общаться, чувство собственной неадекватности. Пальцы на рисунке олицетворяют чувства, чаще всего агрессию. Большие пальцы, нарисованные отдельно, выражают вытесненную агрессивность.


Глава VII.
Коррекционная работа

VII.I Коррекция страхов

VII.II Коррекци агрессивности

VII.III Курс занятий с детьми, чьи родители злоупотребляют алкоголем

VII.IV Если мама и папа пьют...

Глава VII.
Коррекционная работа

VII.V Программа по коррекции детско-родиельских взаимоотношений "Сможем вместе"

VII.VI Коррекционно-развивающие программы, занятия

VII.I Коррекция страхов

Использование игры для преодоления страха

КОРРЕКЦИЯ СОЦИАЛЬНЫХ СТРАХОВ

КОРРЕКЦИЯ СТРАХА САМОВЫРАЖЕНИЯ

КОРРЕКЦИЯ СТРАХОВ

VII.II Коррекция Агрессивности

Как и во что играть с агрессивным ребенком

КОРРЕКЦИЯ ДЕМОНСТРАТИВНОЙ АГРЕССИВНОСТИ

КОРРЕКЦИЯ ДЕСТРУКТИВНОЙ АГРЕССИВНОСТИ

КОРРЕКЦИЯ ЗАЩИТНОЙ АГРЕССИВНОСТИ

книги

по работе с детской травмой

Заключение.

Алкоголизм сегодня является не только чисто медицинской, но и общесоциальной проблемой современного общества. В значительной степени от злоупотребления взрослыми спиртным страдают дети. Это происходит вследствие того, что ситуация в семье, где один или оба родителя страдают алкоголизмом, травмирующе влияет на психику ребенка.
В таких семьях полноценное воспитание и обучение детей невозможно: постоянные скандалы, негативное отношение к ребенку, включая прямое насилие, негативно влияет на его умственное и психофизическое развитие.
Но даже если подобных отклонений в развитии удалось избежать, проблемой может стать проецирование ребенком модели семейных отношений его детства на свою будущую семейную жизнь. В частности, около 50 % алкоголиков росли в семьях, где хотя бы один из родителей страдал алкоголизмом.
Важным понятием, связанным с социальной работой с такими детьми, является понятие социальной реабилитации, что означает реализацию их способностей к действиям, поведению, общению в обществе, которое отвечало бы ожиданиям этого общества. Такая социальная реабилитация способна вернуть детям алкоголиков социальное достоинство.

Автор-составитель:

Татьяна Ивановна Довнар-Слизская,
директор
учреждения образования "Воложинский государственный районный социально-педагогический центр"

2022 год

Разработчик:

Виктория Александровна Шанец,
педагог социальный
учреждения образования "Воложинский государственный районный социально-педагогический центр"