Want to make creations as awesome as this one?

Transcript

Картинки, часы и ботинки!Вещи и предметы вдетской книжной иллюстрации

Смотреть

На дальней окраине одного города стоит старый опустевший дом, а в доме стоит шкаф, открыв дверцу которого можно попасть в волшебный мир чешского писателя и иллюстратора Павла Чеха. Скорее жмите на дверцу!

2

1

Его рисунки всегда немного таинственные, они словно окутаны дымкой тумана. Художник прорисовывает мельчайшие детали в интерьере старого дома: на первом этаже мы видим комнату художника с мольбертом, красками и холстами, перешагиваем через зонтик, поднимаемся вверх по лестнице и оказываемся перед разбросанными стульями и коробками. Шагаем вверх… Здесь кабинет или маленькая библиотека с книжным шкафчиком и часами с кукушкой. В окошко светит солнце, и эта комната оказывается единственной освещенной в доме. Это только одна иллюстрация, а сколько всего уже можно придумать, посмотрев на нее!

В книге«Сэнди и деревянная кукушка» изображение вещей является важной частью общей композиции. Старый дом заполнен ветхими вещами и предметами. Художник сначала показывает нам весь дом снаружи, потом переходит к «внутренностям» здания и каждой комнате в отдельности. И вот уже можно рассмотреть кровать, картины на стене, столик с книгами и часы с кукушкой. Паучок Сэнди читает книги. Не случайно Чех показывает нам историю о приключениях Тарзана. Иллюстратор сравнивает жизнь маленького паучка, ограниченную старым заброшенным домом, и вольную жизнь героя книги Берроуза. Так и хочется взять это старинное издание и полистать, почувствовать запах страниц. Вот она - сила иллюстрации!

По мере развития сюжета дом все больше одушевляется: появляются грабители, кукушка чувствует в себе силы взлететь и спасти паучка. Чех с помощью слов и картинок приводит читателя к мысли, что каждая деревянная кукушка может стать настоящей свободной птицей, нужно только немного упорства и веры в себя. Значит, надежда есть! А что главное в детской книжке? Правильно! Светлый лучик надежды, появляющийся в душе, после прочтения последней строчки.

По мере развития сюжета дом все больше одушевляется: появляются грабители, кукушка чувствует в себе силы взлететь и спасти паучка. Чех с помощью слов и картинок приводит читателя к мысли, что каждая деревянная кукушка может стать настоящей свободной птицей, нужно только немного упорства и веры в себя. Значит, надежда есть! А что главное в детской книжке? Правильно! Светлый лучик надежды, появляющийся в душе, после прочтения последней строчки.

События следующей истории сосредоточены не на внутреннем мире дома, а на внешнем устройстве городских улиц и дворов, расположенных около домов в районе Майл-Энд в Монреале. Давным-давно этот район был маленьким городком, через который проходила железная дорога, ведущая в прерии. С конца XX века район известен как место, где проживали художники, музыканты, режиссеры. Популярный своими кафе, галереями и дизайнерскими мастерскими Майл-Энд не единожды входил в списки самых крутых районов мира. Здесь же была основана компания по производству комиксов Drawn & Quarterly.

Неудивительно, что художник Изабель Арсено, знакомая нам по иллюстрациям к графическому роману «Джейн, лиса и я», придумала целую серию комиксов, связанных с этим местом. «Попугай Колетт» - книга о девочке, которая переехала с семьей в новое место и всем сердцем желает найти друзей, но немного стесняется.

Последние две истории еще не переведены на русский язык, но в нашей библиотеке появилась книга о Колетт.

«Тихий квест Альберта» - книжка про маленького интроверта, который пытается спрятаться от друзей с книгой.

«Большая сцена Майи» рассказывает о начинающем драматурге Майе, решившей поставить свою пьесу на сцене, но не желающей считаться с точкой зрения актеров.

Колетт называет якобы пропавшего попугая Мария-Антуанетта. Никого не напоминает? А одна из девчонок – Бетти – изображена Арсено с черными-черными волосами, в черном платье с белым воротником и с черным котом. Возможно, Изабель вдохновилась комиксами о семейке Аддамс, где угрюмая Уэнзди играет с куклой по имени Мария-Антуанетта! Как думаете?

Уэнзди Аддамс. Иллюстрация Чарльза Аддамса

Иллюстратор Изабель Арсено

Иллюстратор Чарльз Аддамс

С помощью предметов и вещей на картинках читатель может выстроить в своей голове личную историю каждого персонажа. Все предметы в книге нарисованы простым карандашом, и только изредка в поле зрения попадают желтая лейка или скворечник. Колетт же всегда выделяется ярко-желтым плащом, а ее фантазии окрашены в голубовато-желтые акварельные тона. Так, говоря словами Изабель, «дети всего мира озаряют бетонные переулки городов своим воображением».

У девочки из следующей истории проблем с друзьями, как у Колетт, никогда не было. Она могла в одно мгновение найти общий язык с любым человеком и ни капельки не стеснялась, но тоже частенько выдумывала разные истории. К примеру, когда Пеппи познакомилась с Анникой и Томми, она столько всего насочиняла, что ребята раскрыли рты от удивления. В Египте все ходят задом наперед! В Индии люди передвигаются исключительно на руках! А папа Пеппи – негритянский король! Вранье? Или все-таки правда?

Астрид Линдгрен в книге «Пеппи Длинныйчулок» описывала огромное количество разнообразных предметов, а рисовала все эти предметы и вещи датская художница Ингрид Ванг Нюман. Иллюстрации Ингрид Ванг Нюман к книгам Астрид Линдгрен о Пеппи демонстрируют нам одушевленные и неодушевленные объекты различной текстуры, цвета и формы. Художница как будто бы игнорирует законы гравитации, искажает пропорции и использует множество деталей. Создается ощущение постоянного движения героев и предметов, которые их окружают.

Интерьер дома на картинках Нюман становится хранилищем для простых предметов домашнего пользования, игрушек и сокровищ. Все вещи здесь, будь то барахло, перья или золотые монеты, кажется, имеют равный статус и важность для девочки, как и для любого ребенка, который одинаково может любить мамино золотое кольцо с изумрудом и деревянную куклу. Эта детская наивность и простота характера девочки гармонично дополняется наивными иллюстрациями талантливой датчанки.

Иллюстратор Ингрид Ванг Нюман

Одежда, перья, камешки, блюдца и чашки выглядывают из ящичков красного комода, единственной мебели в гостиной в доме у Пеппи, и в голове у читателя сразу же рождаются другие истории, связанные с этими вещами, привезенными из дальних путешествий. Каждая вещь связана с определенным местом на карте, имеет свою историю.

Все эти ящички напоминают «виндеркамеры» или «кабинеты редкостей», популярные некогда комнаты чудес или шкафы-кабинеты, где сочетались предметы искусства, науки и необычные раритетные находки, сделанные владельцем такой комнаты. Так и в комоде Пеппи предметы относятся к далеким местам и культурам, в свою очередь, предлагая читателям другие истории и неизвестные приключения, которые можно додумать и вообразить.

Множество деталей, причудливое оформление пространства и постоянное движение на картинках гармонично взаимодействуют с живостью текста. Неодушевленные объекты оживают, а ситуации из жизни Пеппи, Анники и Томми на картинках Ванг Нюман показываются в неожиданных и оригинальных ракурсах. Многие критики отмечают новаторский для своего времени характер рисования детской книги, связь с модернистской живописью, что делает Ингрид Ванг Нюман одной из первопроходцев в иллюстрировании детских книг.

«Я рядом с тобой, с тех пор как ты живешь на свете…», - говорит утке смерть в клетчатом платье и тапочках. Она ходит очень тихо и улыбается по-доброму, даже нежно, утка разговаривает с ней, как с психологом. И как-то странно осознавать, что смерть вовсе не страшная, ее даже можно принять. Смерть застенчива и деликатна, она не ужасает, а в руке у неё тюльпан. Однако мурашки бегут по коже. Как Вольфу Эрльбруху удалось вместить в 36 страниц представления о смерти, которые вырабатывались коллективным воображением веками?! Он писал эти страницы десять лет, и в них сокрыто так много мудрости и спокойствия, несмотря на такую, казалось бы, страшную тему.

Дети часто начинают интересоваться темой смерти в возрасте 4-6 лет. И удовлетворить этот интерес можно чтением книги «Утка, смерть и тюльпан», а одновременно и донести до них, что смерть - это нечто окончательное, затрагивающее не только мёртвых, но и их окружение: когда утка умирает, не только утка остается без пруда. Пруд тоже остается без утки.Что касается техники рисования, Эрльбрух в книге «Утка, смерть и тюльпан» использует рисунок и коллаж. На белых страницах очень мало деталей, лишь изредка появляются растения (которые прямо просятся в кабинет редкостей!), дерево и пруд. Здесь уже виден совершенно другой подход: отсутствие множества деталей не отвлекает читателей от главных персонажей на сцене – утки, смерти и тюльпана.

«Покойся с миром» - говорили ему…» Как припев повторяет испанский писатель Алекс Ногес эту фразу чуть ли не на каждой странице книги «Парко». Опять о смерти? А почему бы и нет? Жизнь и смерть идут рука об руку. В одном из интервью Гуриди, иллюстратор «Парко», отметил, что всегда боялся смерти, но с помощью рисунков к этой книге он попытался преодолеть этот страх.Итак, Парко – это милый скелет, уже некоторое время лежавший под землей, но в мексиканский День мертвых, который в этой стране отмечают с песнями и музыкой, Парко услышал звон тарелок, смех и звуки гитар. Это ли не повод выйти из могилы? Вслед за щенком Рульфо Парко отправляется на прогулку по деревне, где в каждом закоулке его ждут воспоминания о счастливо прожитых годах.

Предметы и вещи здесь выступают неким маркером для выделения особо значимых черт мексиканской культуры: одежда и сомбреро, силуэты цветов в волосах женщин, гитары и мебель в таверне. Сначала Парко немного удивлен, что без него так же поют птицы, так же строят они свои гнезда в ветвях хлопковых деревьев, но после встречи с женой и детьми он принимает смерть, «ведь у него оставалось еще множество жизней, чтобы прожить их в мире». Несмотря на тему, книга написана и проиллюстрирована с юмором и огромной любовью авторов к Парко и его истории.

Завершить наш обзор хотелось бы словами о том, что в представленных книгах тесно переплетено детской и недетское. На наш взгляд, таким и должно быть издание для детей. Однако важнее всего то, что все эти иллюстрированные книги очень разнообразные, предметы и вещи в них изображены в разных стилях и техниках. Чтение этих книг позволит маленьким читателям развить вкус и насмотренность в будущем, а также поможет понять, что хорошая иллюстрированная книга всегда включена в поток «большого искусства», а иллюстрации в ней ищут созвучные времени формы.

Арсено И. Попугай Колетт / И. Арсено ; перевод с английского Е. Спицына. – Москва : Манн, Иванов и Фербер, 2019. – 40 с. : ил.Линдгрен А. Пеппи Длинныйчулок : повесть-сказка / А. Линдгрен ; перевод со шведского Л. Лунгиной ; иллюстрации И. Ванг Нюман. – Москва : Махаон : Азбука-Аттикус, 2018. – 304 с. : ил.Ногес А. Парко / А. Ногес ; перевод с испанского С. Петрова ; иллюстратор Гуриди. – Москва : Белая Ворона, 2019. – 36 с. : ил.Чех П. Сэнди и деревянная кукушка. История чудесного спасения / П. Чех ; перевод с чешского И. Боковой ; рисунки автора. – Москва : ЭНАС-КНИГА, 2014. – 37 с. : ил. – (Сказки со счастливым концом).Эрльбрух В. Утка, смерть и тюльпан / В. Эрльбрух ; перевод с немецкого А. Горбовой. – Москва : Самокат, 2020. – 36 с. : ил. – (Легенды иллюстрации). ***Ельшевская Г. Диван, чемодан, саквояж… / Г. Ельшевская // Детская литература. – 1990. - № 2. – С. 63-70.

Использованная литература